Свежие впечатления об охоте под Устюжной

Наши впечатления о своих первых охотах!

Коллеги, если у кого-то есть интерес к данной теме, то прошу высказываться. Коротко или подробно – это не имеет никакого значения 😊
Понимаю, что у “ветеранов” охотничьего дела с большим стажем вполне могли стереться из памяти острые и яркие зарисовки о первой в своей жизни охоте. Поэтому я не настаиваю обязательно на рассказах о таковой. Вот и заголовок темы сделал более общим, чтобы услышать какие-то ваши впечатления или переживания о первых, либо просто значимых охотах в своей жизни. А если они будут иллюстрированы кадрами из фотоархива, то рисунок повествования только усилится (извиняюсь за несколько пафосный тон 😛)

Со своей стороны скромно начну с заметки о своем первом охотничьем опыте с друзьями. Но в связи с тем, что я вроде бы подробно все изложил в другой теме, не буду повторяться и дам просто ссылку на свой рассказик http://guns.allzip.org/topic/14/72017.html

Добавлю лишь фотодокументы к нему. На первой фотке мне как раз в гильзу наливают 😛 Извиняюсь за отсканированное качество снимков, но цифровиков в 2003 году у нас еще не было 😉


Тоже уже писал здесь зимой о своей первой охоте на кабанов. http://guns.allzip.org/topic/14/57370.html

Да вроде была уже тема.
С картинками и впечатлениями. http://guns.allzip.org/topic/14/56136.html

Это тема была про первый трофей на охоте! А я, если вы обратили внимание, рассказал про первую охоту, которая была БЕЗТРОФЕЙНАЯ, но от этого ИМХО не менее интересная. Потому что это событие происходило со мной и друзьями впервые в жизни и запомнилось примерно как начало учебы в школе или свадьба.
Думаю что подобные охотничьи истории, по началу в большинстве своем безтрофейные, происходили со многими. Поэтому какие-то рассказы о них, с упоминанием различных ляпов и ошибок, допущенных по незнанию и отсутствию опыта, могли бы помочь тем людям, которые только планируют выехать на свою первую охоту. Хочется чтобы они совершали поменьше опрометчивых шагов, учились на наших ошибках. Может это как-то подстегнет их не ждать годами приглашения в команду опытных зубров, а самим строить планы и начинать свой тернистый охотничий путь. . .
Блин, что-то опять в лирику понесло 😛 Весна, наверное, виновата 😀

Первых гусей в своей жизни я взял только на третий день охоты. В те годы я только начинал познавать охотничью науку, мое ИЖ-27 отличалось от ружей остальных охотников своей новизной, а одежда напоминали форму новобранца. Было мне тогда 20.
Решив, что предыдущие попытки добыть гуся прошли в пустую из-за того, что неправильно выбрано место, я решил на лодке обойти угодья, где охотились, и обнаружить, место кормежки гуся. Дело было на Оке, где река делает петлю – там где располагается низкий берег, она быстринами в низких местах уходит на огромное поле, а с другой стороны протекает по старому ее руслу. Получался замкнутый круг, с затопленным в центре полем, на котором образовались своеобразные сухие косы. На этих косах и кормился гусь.
Ходить по этим косам иначе, чем пешком и вброд, было нельзя. Припарковавшись у берега, я от косы к косе, переходя быстрины, идущие с Оки, посмотрел подходы к тому месту где сидели гуси. Но доходить до той косы, где их было больше всего, посчитал ненужным, дабы не тревожить птицу.
Вечером получилось так, что опять охотились в старых местах. Все с гусями. Я с пустым патронташом.
Но на утро я четко знал, что делать. План был на разведанные места. С невозмутимым видом, я сказал, что меняю место и попросил чтобы меня высадили в там, где я проводил свои проверки. Все удивились, но охотник – человек не многословный, сказано -сделано. Лодка ушла вниз по Оке, а я остался на низком берегу стоять на одной из кос. У меня было ружье, плащ-палатка и завернутая в него копенка сена. Подождав пока глаза привыкнут к темноте, я перешел первую быстрину, затем вторую, еще и еще. Чем дальше я шел, тем эти проворные ручейки становились глубже и шире. По мере их глубины скорость потока тоже возрастала. Сапоги болотные, пройду.
Перейдя приличное количество этих ручейков, я стоя на сухом месте все время думал пора бы остановиться и пойти вдоль косы к центру поля и начать маскироваться, но внутренний голос новичка звал меня в самое логово, туда куда садился весь гусь.
Итак я почти приблизился к заветному месту. Сапог еле хватало, чтобы не зачерпнуть воды. Я чувствовал ее давление и осенний холод. Глубже еще глубже, стараюсь идти на носочках, меня начинает потоком сносить вправо. Уже средина, еще чуть-чуть. В одной руке копна сена, в другой ружье. Холод воды пошел по ногам внутрь сапог. Я стараюсь держать равновесие и ускорить процесс перехода, но сапоги становятся тяжелыми, меня сносит еще правей и я оказываюсь по уши в ледяной воде. По дну, как в фильмах о войне, с поднятыми руками я бегу на противоположный берег ручья.
Холод страшный. Сухими остаются только копенка сена, плащ-палатка, ружье и шапочка. Первым делом снимаю патронташ, затем скидываю все остальное. Зубы колотят морзянку. Мужской орган спрятался так, что я всерьез засомневался о том будут ли у меня вообще дети.
Но какие дети, когда есть гуси. Вылил воду из сапог, одел их, завернул голое тело в плащ-палатку, настелил сена и кое как присыпал себя его остатками. Короче замаскировался, лежу жду.
Гусь пошел. Справа, слева, выше. Неужели все напрасно. Стали посещать мысли об обратной дороге и том, что опять придется лезть в ледяную воду. Толку-то, что я доберусь до места высадки, народ будет охотиться, часов до 10, это точно. И просто стоять на берегу, мерзнуть нет смысла. Так, что буду охотиться здесь.
Первые лучики солнца обогрели сапоги и стало веселее. Гуси садились дальше и подозрительно косились на странный объект, вдруг нарисовавшийся здесь.
Но вот она – удача, пара идет на меня, низко и неспешно. Меня заколотило по другому, не от холода – это выделился адреналин и пошел в кровь. Уже вижу лапки, гуси прямо надомной. Я вскакиваю – в сапогах, в шапочке, с ружьем, в распахнутой плащ-палатке. Ага не ждали. Гуси точно обалдели от увиденного.
Два выстрела, два гуся. Все, 20 летний охотник сделал свое дело. Восторга не было предела. И какой там холод для настоящего хантера и какие дети.
Цепляю этих гусей в одну рука, мокрую одежду в другую, ружье на шею, шапочка на мне, плащ-палатку застегивать нет смысла – только время терять, и в обратный путь. Настроился не останавливаться – через быстрину по горло, быстро воду из сапог, опять все цепляю и дальше к месту высадки.
Народ уже ждал, моя видуха была такой, как будто я выбрался из гусятника и насмерть заеб этих двух. Смеха про новый вид охоты и то, как надо останавливать гусей в полете, не было предела.
Сразу меня переодели и прямо в лодке стали ‘лечить’, затем засунули в баню, накормили горячей шурпой из бобра и зайца под горячительные напитки. Во общем к вечеру я уже стоял в стою, но всетаки на старом месте. Опасения о детях, спустя уже 10 лет, меня не волнуют. Их у меня двое.
Вот вам молодо-зелено.

posted 8-4-2005 11:31
——————————————————————————–
2 Barell – моя первая охота с Вашей один в один – прошли километров 20,все новички,правда старые друзья-рыболовы,обстреливали одну и ту же стайку уток ,идущих на 70 метрах раз пять (ее на нас нагоняла видимо такая же команда).А когда сразу после высадки из 66-го(егерь привез на верное место) на 10 метрах вылетел исошно орущий селезень,парень который как бы за главного(егерь его родственик) заорал `НЕТ!НЕТ!НЕТ!`,я опусил свою заряженную Сайгу 20С,думая что это наверно домашняя утка или,там,подсадной селезень 😉 и этот друган продолжил орать `Так ведь нет ни у кого!нет ни у кого!`имея в виду,что ружья у всех не заряжены!За это до конца дня бегал загонщиком,пытаясь выгнать утку из прибрежных кустов на стрелков.Егерь первый вечер долго рассказывал как он лично акклиматизировал здесь бобров,знает их всех в лицо и никому нельзя их стрелять.На следующий день,посмотрев КАК мы стреляем,говорит – да,пожалуйста если хотите,идите на бобра,нет проблем.Ну и в заключение так ничего и не добыв и догулявшись до колоты в сердце мы весь вечер вытаскивали руками севший 66-й(знатоки поймут).С тех пор больны охотой.

Самые первые охоты которые я помню, это было мне лет семь и охотили мы с отцом на ондатру. ‘Мы’ – это конечно сильно сказано, но все же мне поручалась ответственная роль спускать нашего спаниеля с поводка за подбитой дичью, с которым я гордо шествовал позади метров на 10.
Но я про другое.
Запомнилась мне одна осенняя охота на уток. Многие наверняка с нее начинали. Дык было мне тогда годов не много, до своего ружья еще не дорос и охотился я тогда в основном с дядькой, под его так сказать покровительством. А ружье мне дал попользовать отец приятеля моего, была это курковая двудулка 20 калибра с раздутым левым стволом бьющим куда то в сторону, куда оно било я и сейчас не знаю(вроде влево), а вот правый ствол очень даже ничего. Бойки были ржавые прержавые, и осечило оно в самый когда надо момент. Дак я это вот к чему.
В Нижегородской боласти есть такой Большемурашкинский район через который протекает речка Сундовик, вот там и живут у меня дед с бабкой, к которым я на каникулы приезжал, Речка извилистая и правый берег очень высок, где-то это крутая круча с почти отвесной стеной , а где то более пологая заросшая орешником и калиной. И вот иду я по правому верхнему берегу и осматриваю в бинокль речку и ОПА сидит небольшая кучка крякошей, штук 5. Я аж как то разволновался весь, а спускаться нужно было метров 250, да все через орешник и кусты, через проплешины на пузе, по глине, но это только азарта добавляло. Крадусь, сердце стучит так что кажется меня за версту слышно. И вот счастье, над самой водой метров за 15, ровненькая площадочка закрытая кустом акации и ветер прямо в лицо, вот думаю удача дак удача.
Выглядываю в прогал у куста и просовываю ружье, а они вот милые прямо под берегом плавают и меня не слышат и не видят. Прицелился я в двух сплывшихся и жму на курок, а в ответ только ‘Стук’ по бойку и тишина, в голове мнгновенно мысли что все опять сосечило и утки сейчас улетят , а они даже и не слышат. Тут я нервными пальцами опять взвожу курки, целюсь и опять осечка, а потом еще один раз. Про то что бы патроны заменить я даже и не думал. И вот от отчаяния я встаю в полный рост, открыто целюсь , они конечно срываются , а я даже стрелять не стал. Расстроился ужасно. Развернулся и в глиняную кочку выстрелил и оба ствола без осечки, а тут буквально из под ног, из под нависшего ивняка с кряканьем и хлопаньем срывается десятка полтора крякашей.
Боже ты мой, как я поник головой, все думаю верну ружо и даже спасибо не скажу. Но видно Диана решила меня немного упокоить и в это утро я все же на старых торфоразработках взял чирка и возвращался с трофеем, во как.
А ружо я разобрал, выточил новые бойки и охотился с ним ещо один сезон. Вот такая у меня была охота.

Поклонники Куприна устремились в Устюжну

После выхода телесериала о жизни писателя в его музее под Устюжной вдвое прибавилось посетителей

Сериал с Михаилом Пореченковым в главной роли вышел на экраны два месяца назад. То, что он прошел успешно, работники музея Куприна в селе Даниловском поняли почти сразу. «Звонят, заезжают по пути, приезжают специально», — рассказала «Речи» директор музея.

Стены помнят

Куприн на Первом канале. О таком поклонники хорошей русской литературы не могли и мечтать. Но факт остается фактом — половину вечеров июня, в прайм-тайме, на главном телеканале страны шел сериал «Куприн», в котором сценаристы перемешали факты из жизни Алексан-дра Куприна и эпизоды из его лучших произведений. В селе Даниловском Устюженского района, где работает музей-усадьба К.Н. Батюшкова и А.И. Куприна, сериал называли «фильмом про нашего» и смотрели не отрываясь: более ста лет назад Куприн гостил в здешней усадьбе, проведя в ней в общей сложности два года. Охотился с мужиками и дружил с помещиками, играл в народном театре, спасал крестьян от тюрьмы и устраивал детские праздники… И конечно, писал. Повесть «Яма», экранизированная в сериале, почти целиком написана в Даниловском. А историю для «Гранатового браслета», также отразившегося в «Куприне», писатель услышал в Устюжне. Кроме того, порядка десяти рассказов были написаны Куприным по впечатлениям от отдыха в Даниловском.

— Посетителей в нашем музее стало больше, это вне всяких сомнений, — рассказала корреспонденту «Речи» директор даниловского музея-усадьбы Светлана Белова. — Из Москвы и Санкт-Петербурга много людей позвонили именно после того, как сериал был показан. Хотели узнать, как мы работаем и что можем показать. Многие люди заезжают в музей по пути. Баннеры с нашим адресом стоят на подъездных к Устюжне дорогах, в том числе на трассе Вологда — Новая Ладога. Часто слышим: «Прочитали на трассе, что у вас тут музей Куприна есть. Это того Куприна, про которого сериал показывали?» Кому-то этот сериал напомнил имя и творчество Александра Ивановича, а кому-то открыл. Конечно, такие фильмы очень нужны.

В музее практически нет предметов, которыми пользовался Александр Куприн, и от посетителей этого не скрывают. По словам Светланы Беловой, музею передавались письма писателя к его товарищу по охоте Ивану Арапову, а также серебряный портсигар и мундштук Куприна (подарен дочерью), но все реликвии хранятся в фондах устюженского музея. В Даниловском не выставляются по причине нерешенных вопросов безопасности. Здесь надеются, что в следующем году к 130-летию Александра Куприна эти предметы приедут в усадьбу.

— Наша усадьба — единственный музей в России, стены которого помнят Куприна, — утверждает Светлана Белова. — Музей в его родном Наровчате — новодел, а дом Куприна в Гатчине давно сгорел.

Дело или «каприз судьбы»?

Из рассказа Александра Куприна «Завирайка»: «Я тогда зарылся на всю зиму в новгородскую лесную глушь, в запущенное барское имение Даниловское. В моем распоряжении был старинный деревянный дом в два этажа и в четырнадцать больших комнат. Отопить его весь — нечего было и думать, хотя дрова были свои и в любом количестве».

В другом рассказе Куприн отмечает: «Реку ищу второй день, но не могу найти. Впрочем, не отчаиваюсь». А в третьем признается, что не может припомнить, «какое дело или какой каприз судьбы забросили на целую зиму» его в эту местность. Село Даниловское до сих пор лесная глушь, которой в наше время не суждено было стать дачной Меккой, несмотря на относительную близость к Череповцу и Вологде. Вероятно, по причине отсутствия реки, которую еще Куприн искал здесь, да не нашел. Несмотря на то, что количество местных жителей и приезжих по воле «каприза судьбы» с каждым годом уменьшается, почти все деревни, упоминаемые Куприным в рассказах и повестях, живы до сих пор. Но масштабы, разумеется, уже не те. И уже не верится, что в Никифорове (один километр от Даниловского), которую сейчас пройдешь минут за пять-шесть, писатель участвовал в больших народных праздниках и покупал еду, одежду и утварь в тамошней лавочке. А в Котово, теперь состоящем из двух изб — полуразрушенной и жилой, во времена Куприна работал бойкий трактир.

«Старая усадьба, дом с колоннами и сторожевой узорчатой башней; сад такой густой, что в нем в полдень темно, и этого благополучия на три десятины, три аллеи — березовая, липовая и кедровая, пруд с карасями», — описывал Куприн даниловский дом в письме к сестре Чехова. Ни пруда, ни карасей здесь больше нет, но густой сад и три аллеи в разной степени сохранности разыскать можно.

Читайте также:  Убойные места лося: схема в картинках и фото

Самую знаменитую здешнюю аллею, липовую, высаживали в 1813 году пленные французы. Тогда усадьба принадлежала семье уездных дворян Батюшковых, и здесь в детские годы бывал прославивший свой род поэт Константин Батюшков. В начале XX века усадьбой владел потомок семьи Федор Дмитриевич Батюшков, известный столичный литературный критик. Федор Батюшков и Александр Куприн издавали вместе журнал и дружили, и в 1906 году Батюшков пригласил приятеля с семьей погостить в Даниловском. В тот момент Куприну 36 лет, и он один из самых известных литераторов России.

Даниловское увлекло Куприна охотой, ружье прислал в усадьбу ее хозяин Федор Батюшков. Нашелся и «коллега» — управляющий усадьбой Иван Арапов, прибывший в Даниловское после участия в Русско-японской войне и японского плена. В компании с ним Куприн обошел все окрестные леса, настрелял не один десяток зайцев и другой дичи, сделал его персонажем пары-тройки рассказов (под собственной фамилией — Арапов), переписывался почти до самой смерти. В последний раз писатель посетил Даниловское в 1911 году, приобретя усадьбу в Гатчине. Именно там застает его Гражданская война. Обстоятельства заставили Куприна временно примкнуть к белой армии, после чего эмигрировать в Париж. Но и оттуда в Даниловское летели письма.

Устюжна и Даниловское были увековечены Александром Куприным не менее чем в десятке рассказов, нередко его видели записывающим услышанное от крестьян в блокнот. Два произведения писатель посвятил персонально даниловским собакам — увлечение охотой потребовало и глубокого погружения в «собачий» вопрос. В рассказе «Песик Черный Носик» рассказывается о том, как помещик убил любимую собаку дочери, подозревая животное в бешенстве. Рассказ «Завирайка» повествует об охотничьем псе Завирае, который спас попавшую в капкан собаку — привел людей к несчастному товарищу.

Но не только об устюженских собаках писал Куприн. Писал и о людях, и о лошадях. От имени коня ведется повествование в известном рассказе «Изумруд».

«Однажды возвращались из какой-то поездки к соседям верхами, — писал в мемуарах Федор Батюшков. — Подъезжая к усадьбе, я заметил потраву: чья-то лошадь забралась в овес. Я спешился, чтобы прогнать лошадь, но Александр Иванович подхватил ее за челку и привел ее в дом. Сев на нее верхом, заставил ее подняться по ступеням балкона и, как капризный ребенок, настоял, чтобы ее оставили ночевать в доме, и привязал около своей кровати. „Я хочу знать, когда и как лошадь спит, — говорил он, — хочу с ней побыть“. В ту пору он задумал рассказ „Изумруд“…»

ТЕМА: Неписанные правила настоящего охотника.

Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10160

Предлагаю в этом разделе поделится своим пониманием что такое охота и неписанными правилами на ней.
Последние десятилетия мало говориться об этике охоты. Давно прошли те времена, когда право выйти в лес с ружьем, надо было заслужить. Сдача охотничьего минимума, затем стажировка у более опытных охотников, работа в лесу на постройках солонцов, прикормочных площадок и хождение стажёром без оружия. Все это осталось в советских временах, а купить ружье и пойти с ним в лес стало достаточно просто. Правда это вовсе не означает, что легко стать настоящим охотником.
Полазил по форумам и собрал самые близкие мне высказывания и правила охоты, кое-что добавил сам.
Четыре оценки удовольствия, полученного от охоты:
Первая степень удовольствия – был на охоте

Вторая степень удовольствия – был на охоте, видел дичь

Третья степень удовольствия – был на охоте, видел дичь, стрелял

Четвертая степень удовольствия – был на охоте, видел дичь, стрелял и добыл

Вот примерно так выглядит неписанный кодекс настоящего охотника:

– «дай дичи шанс»

– «стреляй тогда, когда уверен, что возьмёшь и сможешь потом найти»

– «стреляя по групповой цели, бери на мушку конкретную особь, никогда не стреляй не целясь в стаю»

– «выбрав место для статической охоты (охота на номере, в шалаше, на тягах и т.д.), определи себе сектор и дистанцию убойной стрельбы, с учетом оружия и боеприпасов, определи ориентиры, дальше которых ты стрелять не будешь»

– «сделал подранка – приложи все усилия, чтобы его найти»

– «не стреляй, если тебе дичь не нужна или ты не можешь ее сохранить»

– «старайтесь не стрелять самок»

– «охотясь в одной и той же местности, не выбивайте всю дичь, думайте о завтрашнем дне»

– «охотясь на трофейного зверя, ждите достойный трофей»

– «не гонитесь за количеством, старайтесь сделать все правильно и красиво, учитесь понимать красоту охоты, получайте удовольствие от процесса»

– «на охоте слушайте природу, уважайте природу и общайтесь с ней»

– «не ходите на охоту с малоизвестным вам человеком, старайтесь взять на охоту надежного напарника или друзей»

– «на коллективных охотах помните о мерах безопасности»

Если что-то упустил добавляйте и высказывайте своё мнение и своё понимание слова ОХОТА.

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10162

  • Ruslan
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 1496
  • Спасибо получено: 386
  • Баллов: 35
  • Репутация: 23

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10164

  • Moskvich89
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 2000
  • Спасибо получено: 714
  • Баллов: 0
  • Репутация: 21

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10186

  • Ruslan
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 1496
  • Спасибо получено: 386
  • Баллов: 35
  • Репутация: 23

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10209

  • ёрш
  • Не в сети
  • Живу я здесь
  • Сообщений: 3036
  • Спасибо получено: 499
  • Баллов: 111
  • Репутация: 22

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10218

  • Ruslan
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 1496
  • Спасибо получено: 386
  • Баллов: 35
  • Репутация: 23

Re: Неписанные правила настоящего охотника. 7 года 11 мес. назад #10297

  • Venator
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 701
  • Спасибо получено: 118
  • Баллов: 0
  • Репутация: 11

Вот ещё нашёл свод правил поведения на охоте, что-то типа ликбеза для начинающих.

Неписаные правила охотника

1. Ни в коем случае не добивай подранка ружьем: можно расколоть приклад, и есть риск выстрела из второго ствола, если там есть патрон.

2. Сбил птицу над зарослями – ни в коем случае не отводи глаз от места падения: потеряешь добычу.

3. Упал – проверь стволы: грязь в канале ствола – его разрыв при выстреле.

4. На ходовой охоте носи сумку, добыча в руках мешает стрелять.

5. Если видишь, что птица падает подранком в заросли, добивай вторым выстрелом в воздухе.

6. К раненому кабану, лосю, оленю подходи сзади; если уши прижаты – зверь жив.

7. К подранку подходи, перезарядив ружье.

8. Подходя к человеку, машине, строению, переломи ружье.

9. Не бери ружье стволами на себя.

10. Идя в группе к месту охоты, не заряжай ружье.

11. После осечки выжди 10-20 с, не открывая ружья: может произойти затяжной выстрел. Открывай ружье всегда стволами в сторону и патронником от себя.

12. При стрельбе больше внимания обращай на цель, на планку смотри боковым зрением.

13. Не стреляй в дичь в створе с товарищем.

14. Встал на номер – разгреби под ногами листья, ветки и т. д. В самый ответственный момент они могут выдать тебя хрустом.

15. Не стреляй, если не уверен, что цель является дичью.

16. Если патрон плохо входит в патронник, лучше его заменить.

17. Увидел, что дичь движется в твою сторону, замри. Шевельнешься – вспугнешь.

18. Идя в топкое место, возьми в руки шест. Лучше с крючком на конце.

19. Идешь на охоту – имей при себе тряпку и масло для ружья.

20. Не направляй ружье в человека.

21. Прежде чем заходить далеко в болото, подумай, как будешь выходить, заметь ориентиры.

22. Заблудился – не паникуй, попробуй сориентироваться по звездам, солнцу и т. д.

23. Не разрешай собаке прыгать на себя при заряженном ружье: может лапой задеть спусковой крючок. Для охотничьих собак это плохая привычка.

24. При любой коллективной охоте знай, где находятся твои товарищи, и для них укажи место, где охотишься ты.

25. Добытая из-под чужой собаки дичь принадлежит хозяину собаки, который возвращает стрелявшему два патрона.

26. Дострелянный подранок принадлежит тому, кто подранка сделал, если, конечно, после его стрельбы были явные признаки ранения дичи, дострелявшему возвращается два патрона.

27. Если по дичи стреляло несколько охотников без явных попаданий, а дичь, пробежав или пролетев какое-то расстояние, падает, она принадлежит тому, кто стрелял последним. Крупная дичь считается добычей того, кто окончательно остановил зверя.

28. Нельзя стрелять дичь, идущую на товарища.

29. Первым стреляет тот, у кого поднялась дичь, после его выстрела стреляют остальные.

30. На коллективной охоте командует один человек, все остальные, невзирая на лица, ему подчиняются. Руководителю охоты участники могут в корректной форме высказывать предложения, связанные с проведением охоты.

31. Все претензии к промахнувшемуся высказываются вежливо: не промахивается только тот, кто не стреляет.

32. Убившему на коллективной охоте крупного зверя стрелку принадлежат голова зверя и субпродукты (язык, сердце, печень, легкие), остальное делится на всех участников.

33. Если попал на охоту в чужую команду, веди себя по поговорке: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

34. Охотник должен помнить, что нужно делать что-то одно: или охотиться, или пить водку. Совмещение противоестественно.

35. На охоте все равны. Уборка помещения и мытье посуды, приготовление пиши и т. п. – для всех.

36. Крупную дичь ни при каких обстоятельствах нельзя стрелять вдогонку.

37. Если животное убито в чужом секторе, то оно присуждается тому, кто в этом секторе стрелял. Если зверь лег посередине секторов – кто нанес зверю смертельную рану, тот и победитель.

38. Недопустимо стрелять зайца на лежке, птицу — не в полете.

39. Из-под легавой стреляют дичь, поделив сектор полета.

40. При охоте с лодки вдвоем более меткий всегда будет с добычей, но воспитанный охотник сложит все в одну кучу и поделит пополам.

41. Обязательно следует добить подранка.

При охоте на кабана: первой идет самка, за ней – выводок. Настоящий охотник самку не стреляет. Если вы в первый раз подстрелили кабана или лося, то старший по возрасту и по опыту охотник немного помажет ваше лицо кровью убитого зверя – это своего рода посвящение в охотники. Не возмущайтесь! На току тетерок не стреляют и не стреляют первого прилетевшего тетерева: можно расстроить весь ток.

42. Кто убил зверя, тот его и разделывает.

43. Для настоящего охотника неприемлемы электронные манки, ночные прицелы, охота с автомашин и другой беспредел. Пользующиеся такими способами охотники позорят русскую традиционную охоту!

44. На охоте взаимовыручка, рука друга в любой ситуации – ценность, дороже которой нет ничего в жизни охотника. Берегите этот изумруд, чтобы от времени он не помутнел. Пусть он всегда согревает вас и вселяет уверенность в завтрашнем дне.

45. Все ружья во время продолжительного отдыха должны быть разряжены в обязательном порядке. Исключение могут составлять патроны, оставленные в магазине полуавтомата, но ствол должен быть непременно пуст.

46. Двуствольные ружья переломаны пополам, а в полуавтомате открыт затвор. Ружья могут быть повешены на крепкий сучок (проверить крепость) или прислонены к дереву или забору.

47.Ни в коем случае не брать чужое оружие или уж, во всяком случае, проверить стволы на наличие патронов.

Идем на гуся

Гусь – очень осторожная птица, почти как журавль, но когда он летит в стае и гусиная перекличка слышна за сотни метров, создается впечатление о его доступности. Заслышав заветные звуки «га-га», охотник мгновенно напрягается, а сердце начинает взволнованно биться.

фото Каширина Дмитрия

В голове концентрируется только одно: хоть бы налетели на меня и прошли бы как можно ниже и ближе! Сергей не раз вспоминал о своих незабываемых охотах на Каспии.

Ехали туда в конце октября на десять дней. К этому времени комары под влиянием холода успокаивались гирляндами на стеблях камыша и осоки. До охотничьей базы в Кизлярском заливе добирались из Москвы почти двое суток, пересаживаясь в Астрахани на поезд до Махачкалы.

В средине ночи высаживались на станции Кочубей, откуда машина из охотхозяйства доставляла охотников по почти двадцатикилометровой степной дороге к дебаркадеру. Как водитель находил нужное направление среди десятков идущих в разные стороны дорог, необъяснимо!

Кизлярский залив встречал поражающими воображение водными просторами, на которых повсеместно разместились заросли камыша. От впадающих в залив речек вода в нем была скорее пресная, чем соленая. Во всяком случае, на готовку первого она вполне годилась. Питьевую же брали с собой на лодках в специальных емкостях.

Желтый камыш украшал водную гладь, как созревшие колосовые – деревенские поля. В солнечную и безветренную погоду поверхность воды выглядела идеально гладкой. Сотни тысяч, если не миллионы, перелетных птиц собирались в этих местах, дожидаясь холодов, чтобы лететь дальше, в сторону Турции. Потрясающей красоты раскрашенные маленькие камышовки с любопытством наблюдали за затаившимся охотником, которого периодически напрягали крики или свист крыльев то и дело пролетавших уток, гусей, лебедей и скворцов.

Первые дни охоты показали, что основная масса прилетевших гусей после ночного отдыха снимается раньше пяти утра, чтобы затем лететь на поля или к спокойным зарослям водных растений, чтобы подкормиться зерном или вкусными корешками.

Поскольку один из приятелей любил утром просыпаться не торопясь, с потягом, выход на утренний пролет гуся затягивался. Тогда Сергей с другим товарищем решили встать пораньше и выбраться на своих управляемых шестом плоскодонках-куласах к замеченным ранее местам вероятного пролета желанной добычи.

Сергей шел вторым и вскоре решил остановиться у одного круглой формы куста тростника, в который его лодка входила всем корпусом. Место было выбрано удачным, поскольку вокруг куста на расстоянии от 50 до 200 м наблюдалась чистая вода, и можно было хорошо видеть, куда падает подстреленная дичь. Утро только начиналось.

Стояла умиротворяющая тишина, изредка нарушаемая всплесками крупной рыбы или ондатр, которых тут водилось видимо-невидимо. Легкая дымка почти не влияла на дальность обзора. Животное царство еще спало и человек просто любовался окружающим миром и тишиной. Вдруг Сергей услышал не очень далекое «га-га». Вмиг улетучились мысли об окружающем мире. Теперь в голове стучало только одно: «Только бы не мимо! Только бы на меня!»

Гуси слышались все ближе, не видимые из-за камыша. Тут охотник в волнении начал искать патрон с крупной дробью, чтобы перезарядить второй ствол, приготовленный к стрельбе на уток. Он стал ругать себя: «Какого дьявола я зарядил второй ствол не «нулевкой», а «пятеркой!? Мы же собрались на гуся!» А волнующие звуки гусиных переговоров все ближе и ближе.

Из-за стены камыша медленно выплыла шестерка гуменников, не торопясь махавших своими огромными, как показалось охотнику, крыльями. Их поднял с воды напарник Сергея, а поскольку он их не сильно потревожил и, тем более не стрелял, гуси спокойно, заблаговременно оторвавшись от воды, полетели в сторону Сергея. Его товарищ наблюдал их полет и с волнением ждал, не прозевает ли их Сергей.

Но нет, тот не прозевал. Когда вся стайка оказалась над открытой водой как раз на фоне зависшей на бледном небосклоне белеющей луны, Сергей поднял ружье. Еще секунду назад его сердце стучало так сильно, что стрелок забеспокоился, как бы этот бешеный стук не испугал гусей!

Но они продолжали о чем-то «разговаривать» между собой, казалось, обсуждая появление разбудившего их человека. «Головного стрелять нельзя, – подумал Сергей, – пусть ведет стаю дальше!» Подняв ружье, он тут же забыл о волнении, прицелился во второго, находившегося от него на расстоянии не более двух десятков метров, и нажал спуск.

Звук выстрела разбудил весь спавший поблизости живой мир. Сотни уток, гусей, лебедей подняли неимоверный гвалт, начав взлетать. Некоторые стайки потянули на Сергея, но он, чуть приподнявшись над камышом, посмотрел, куда упал стреляный гусь и стал целить во второго из сбившейся в кучу стаи. Гуси резко набирали высоту.

После выстрела второй гусь упал уже с высоты метров десяти-двенадцати, подняв столб брызг. Он также оказался бит намертво. Наблюдавший за Сергеем товарищ закричал со своей лодки: «Королевский дуплет! Королевский дуплет!» Сергей, с силой отталкиваясь шестом, быстро подплыл к гусям, лежавшим на глади недалеко друг от друга. Радость заполнила все его существо. «Вот это охота! Вот это дуплет! Надо же, сразу взять двух таких огромных гуменников! Вот это удача из удач! Хорошо, что я не потерял хладнокровия и четко целился по второму гусю! Ах, как хорошо, что мы сегодня встали пораньше!»

Возвращение на базу было торжественным. Сергей периодически поглядывал на свою, лежавшую на корме добычу. А там уже его товарищи подвесили гусей под тентом и показывали другим приезжим, говоря, что их приятель меткий стрелок. Сергей вначале не знал об этом, а потому был удивлен необычным вниманием к своей персоне со стороны незнакомых людей.

Что-то похожее было в один из предыдущих заездов на Каспий, когда Сергей решил заночевать не на дебаркадере, а на выходе из прорезавшей камыш речной протоки. Он вечером залег в спальник на своем куласе и заснул, надеясь, что пролетающие рано-рано гуси разбудят его или он сам вовремя проснется.

Вечер был не самый холодный и ничто не предвещало резких климатических изменений, скажем, в виде «моряны», нагоняющей высокую воду из Кизлярского залива и способной своей силой опрокинуть любой кулас или моторную лодку. Ночью он несколько раз просыпался от холода и поворачивался с боку на бок, чтобы согреться.

Просыпаясь, он каждый раз слышал рядом с собой скрип непонятного происхождения. Где-то в начале пятого утра он открыл глаза и решил занять огневую позицию. Поразительно, но мир вокруг преобразился, как в сказке. Словно Снежная королева прокатилась по местности! За ночь все вокруг стало белым от выпавшего снега, а кулас вмерз в лед, толщина которого позволяла ходить по нему. Лишь у стен камыша и в местах вероятного прохождения течения или подводных ключей лед был прозрачен.

фото Каширина Дмитрия

Рядом с куласом у головы охотника сидела цапля, издававшая скрип. Очевидно, ночью она пыталась греться исходившим от человека теплом. Сквозь утренний сон Сергей не раз слышал гоготанье пролетавших стай гусей, но он надеялся на свою удачу.

А вот и она! Раздались голоса очередной пролетающей стаи. Охотник с надеждой и волнением ожидал их подлета. Кажется, повезло! Стая из пятидесяти-шестидесяти птиц шла на высоте не более тридцати метров. Сергей выцелил гуся из левого клина и нажал курок, пропустив над собой оба клина.

К его удивлению, выпал совсем другой гусь. Ну как же он забыл, что кажущаяся неторопливость этих птиц может сбить с толку! Гусь летит гораздо быстрее утки, хотя она и чаще взмахивает крыльями. Поэтому на него упреждение следует брать больше, чем на утиных, которых стрелок добыл уже пару десятков.

Подобрав со льда добычу, довольный охотник решил еще немного побыть здесь. Солнце стояло высоко над головой, но лед и не думал таять. Утки мотались в поисках разливов воды, там и сям налетая на удачливых охотников: выстрелы слышались отовсюду. В этот день охота оказалась самой удачливой, поскольку ни один подранок не смог скрыться в камышах, чтобы потом попасть в зубы лисе или кабану.

Подстрелив несколько уток, Сергей решил было вернуться на базу, но тут услышал гусиное «га-га». Он начал вертеть головой, но солнце слепило, не позволяя обнаружить местонахождение птиц. Вдруг он увидел уже пролетевших над головой двух крупных гусей.

Прозевав их, расстроенный охотник даже не стал стрелять по паре, летевшей на высоте метров пятидесяти. Ослепленные солнцем, гуси тоже не заметили Сергея, а также другого охотника. Сергей увидел, как эти гуси вдруг сложили крылья и неожиданно начали падать. Лишь через несколько секунд донесся звук одного лишь выстрела не менее удачливого стрелка.

Он рассказал Сергею, что эти гуси оказались первыми в его многочисленных выездах сюда, а хватило на них и одного заряда потому, что они пролетали над головой соседа, держась точно друг над другом. От такой удачи стрелок сиял, как медный таз на солнце. На такие охоты Сергей неоднократно выезжал в конце 80-х годов прошлого века.

Вот еще пара занимательных историй из охот на гусей уже в последние годы. Сергей охотился в Вологодской области с местными жителями на заболоченном озере. Однажды он возвращался из центральной части озера (куда гуси часто прилетали для ночного отдыха) с добычей, шагая по кочкам, под которыми находился не таявший даже летом лед, обходя хорошо заметные очень опасные участки болота.

Начинало темнеть, яркая луна отражалась в многочисленных зеркальцах воды, окружающих кочки и мелкие кустики. Света луны было достаточно, чтобы не только уверенно шагать по подминающейся почве, но и видеть мушку ружья. Внезапно на троих идущих налетел гусь-кликун.

Дуплеты двоих местных не дали результата, а вот после выстрела Сергея гусь с силой шлепнулся в воду метрах в сорока от них. Один из стрелков заметил место, куда упал гусь, а Сергей стал туда двигаться, следуя получаемым указаниям. Кустики камыша и кочки стали в темноте напоминать тело гуся и Сергей, не имея с собой фонарика, потерял правильное направление движения.

Вскоре пришлось отказаться от поисков, чтобы вернуться домой более-менее вовремя. Утренняя попытка Сергея найти птицу, как и полагали местные охотники, результатов не дала. Вероятнее всего гуся нашли или лиса, или енот. С тех пор Сергей на все охоты берет с собой фонарик. Очень уж обидным оказалось из-за такой мелочи лишиться столь завидной добычи, стоившей стольких напрасных физических усилий.

Местные говорили, что, с другой стороны, набив в азарте много гусей (пять-шесть, а то и более), их потом приходилось тащить на себе из болота эти проклятые пять-шесть километров, ругая и свой азарт, и налетевшую дичь, и само болото.

А вот еще любопытный случай. Охотясь там же, под Устюжной, Сергей потерял мушку. До конца охоты оставалось еще дня три, а он фактически выбыл как охотник из строя. У второго также испортился затвор, и лишь водитель машины постреливал уток. Перед отъездом они увидели в полях за городом громадную стаю гусей и решили подобраться к ней.

День был ясный и незаметно подкрасться к кормящимся на жнивье птицам было невозможно. Решили пойти на хитрость. Прямо на гусей отправился охотник с неработающим затвором и с сибирской лайкой. Остальные двое, включая Сергея, километра через полтора залегли по другую сторону поля. Сергей вместо мушки решил использовать сучок, проверив такую «мушку» стрельбой по мишени, а затем и не менее удачной – по уткам.

Подпустив человека с собакой метров на восемьдесят, стаи гусей начали взлетать, причем десятки из них кружились над загонщиком на доступной высоте, словно чувствуя его неспособность причинить им урон. Несколько сотен гусей потянули в другие стороны, в том числе на Сергея, улегшегося посреди края поля в каком-то окопчике, слегка обросшем кустарником.

Сергей в волнении что есть сил вжимался в землю, надеясь, что находящееся за спиной солнце поможет ему, слепя подлетающих гусей. Кажется, получалось. Налетевшие гуси слишком поздно заметили человека. Сергей быстро приложился к ружью и дал дуплет по одному и тому же гусю, поскольку первый выстрел результата не дал.

К огромной радости стрелка, пролетев метров пять, гусь упал метрах в тридцати от него. Сергей махом выскочил из окопчика, схватил лежавшую недвижимо птицу за шею и победоносно поднял, показывая ближайшему товарищу. Вот так смекалка позволила не испортить остаток охоты.

Завершу гусиную тему историей охот Маршала К. Москаленко, о чем мне рассказал знакомый врач-хирург, служивший в те времена на Новой Земле. Маршал раз в два-три года прилетал к ним с инспекцией воинского гарнизона.

Каждый раз для него готовили охоту на гусей. Маршал размещался в вырытом окопчике на одном из склонов сопки, через которую регулярно пролетали гуменники, до того мирно пасущиеся в тундре, пока их не вспугивали матросы. К. Москаленко стрелял, и каждый раз выпадало по пять-шесть птиц. Радости его не было предела.

Он собирал молодых офицеров и говорил: «Вот как надо стрелять! Учитесь у опытных охотников!» Ну откуда же ему было знать, что по другую сторону сопки в окопчике сидело по двое-трое офицеров с ружьями, которые стреляли в ту же стаю сразу после выстрелов маршала. Звуки всех выстрелов практически сливались для К. Москаленко в один звук.

Закончив тему, хотел бы обратить внимание на следующее. Сейчас многие охотники в засаде на гуся используют десятки профилей и чучел, применяя манки и запись гусиной переклички. Опыт показал, что эффект охоты не снизится, если у вас будет только одно чучело.

Дело в том, что подлетающей стае по жизни отвечает не один сторожевой гусь, а все уже сидящие на земле. Поэтому наличие нескольких молчащих птиц может только насторожить подлетающих, и они отвернут от места вашей засидки.
Так что знание повадок дичи позволяет повысить эффективность добычи ее охотником.

Глава думского комитета по природным ресурсам Николай Николаев рассказал “Ъ” о проблемах в сфере охоты и рыбалки

В России развернулась ожесточенная дискуссия после предложения обсудить введение трофейной охоты на краснокнижных животных. Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам Николай Николаев оценил в интервью корреспонденту “Ъ” Анне Васильевой, насколько своевременна эта инициатива, заявил о необходимости наделения охотинспекторов схожими с силовиками полномочиями и рассказал, как идет работа над законопроектом о любительской рыбалке.

— Как вы относитесь к инициативе депутата Владислава Резника о трофейной охоте на краснокнижные виды животных на возмездных основаниях с последующим определением средств на проведение исследований и охранных мероприятий?

— На самом деле Владислав Резник ничего нового с точки зрения мировой охотничьей индустрии не предложил — во многих странах трофейная охота на редких животных является источником финансирования целой отрасли. Другое дело, что нам нужно рассматривать не просто отдельно взятую модель, а смотреть, как она будет работать у нас.

К сожалению, с учетом того, что у нас объем незаконной охоты, только по официальным данным, превышает объем законной охоты на 2 млрд руб., мы не сможем проконтролировать, как такая инициатива будет исполнена у нас.

Мы не сможем отследить, старое и больное животное выделено на отстрел или, наоборот, молодой и замечательный экземпляр. Мы до такой модели не доросли. У нас нет людей, нет должного контроля над всей отраслью. Поэтому рано об этом говорить — несвоевременность этой инициативы может привести к очень печальным последствиям.

— Как вы уже отметили, в России оборот продукции, связанной с охотой, составляет 16 млрд руб., в то же время оборот незаконной продукции — 18 млрд руб. Достаточно ли действий, направленных на борьбу с браконьерством, в России?

— Категорически недостаточно. Думаю, вряд ли вы найдете человека в правительстве, в Госдуме или просто среди охотников, который бы сказал: «Да, действительно, этого достаточно». У нас не решены базовые вопросы, связанные с контролем и вообще с борьбой с браконьерством.

Дело в том, что в законодательстве акцент сделан на наказание за уже доказанный факт браконьерства.

А вот доказательство — это целая проблема. Если в ряде стран инспектора остановят машину и в ней будет лежать раненый лось, то никто не будет спрашивать, откуда он взялся — если у тебя нет лицензии, то ты преступник. А у нас еще можно рассказать: «Я ехал по дороге, вдруг вижу — лежит лось. Он еле-еле дышал, я его взял в машину, хотел спасти. Он у меня в машине и умер, тут вы как раз меня и остановили». И поди докажи обратное. Поэтому и необходимо, чтобы бремя доказательства законности происхождения лежало именно на природопользователе. Если у тебя нет лицензии на добычу, то и не надо трогать — лежит себе и лежит. Все меры по ужесточению наказания, которые мы принимаем, нивелируются тем, что браконьера надо поймать с поличным.

— Могут ли на ваш взгляд, поправки, разработанные Минприроды, которые предусматривают наделение инспекторов в области лесного, охотничьего и рыболовного надзора перекрестными полномочиями, сократить уровень браконьерства и незаконных рубок в стране?

— Тема давно назрела, и внесения таких поправок мы очень ждем. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация, что человек, который призван защищать государство от охотника-браконьера, может идти в лесу мимо речки, видеть, как рыбак-браконьер промышляет, и не иметь право его тронуть и замечание ему сделать. Соответствующие изменения в законодательство, во-первых, дадут возможность повысить качество контроля, потому что охотинспектор сможет на своей территории приглядывать и за речкой, и за лесом. Он же все равно ее патрулирует. Во-вторых, это мера, которая должна решить проблему нехватки кадров.

— Не кажется ли вам, что система перекрестных полномочий спровоцирует конфликты среды инспекторов, ведь у каждого «свой кусок хлеба»?

— Надо помнить, что инспектора в сфере охоты и лесного хозяйства — это госслужащие. Поэтому «моя поляна, не твоя поляна» — не совсем правильное отношение для государственного слушающего. Нужно учитывать, что на одного лесника приходится более 60 тыс. га леса. Можно ходить всю жизнь по этой территории и не наткнуться больше ни на кого. Это к вопросу о конфликтах.

— Инспектора также опасаются, что на них возрастет нагрузка…

— Вы абсолютно правы. Если принимать такие изменения, то нужно серьезно поработать в части социальных гарантий, говорить об уровне заработной платы такого инспектора. Дополнительно проработать вопрос образования — мы прекрасно понимаем, что для такой работы нужно быть профессионально подготовленным. Это серьезная реформа, и к ней нужно подойти соответствующим образом. Поэтому если правительство внесет такой законопроект в ближайшее время, мы будем его рассматривать комплексно и требовать в том числе проектов нормативно правовых актов. Ведь эти изменения будут затрагивать личные интересы большого количества людей, которые сейчас работают в этих отраслях.

— Вы сказали о повышении заработной платы и обучении инспекторов. Не кажется ли вам, что все же логичнее эти средства направить на привлечение новых сотрудников?

— На сегодняшний день вакансий в области контроля над лесами почти в два раза больше чем сотрудников. Нам предстоит еще изучить, почему люди не идут на такую работу. Я думаю, что здесь вопрос не только в заработной плате.

Это исключительно тяжелый труд, ведь люди живут в условиях не всегда комфортных, у них опасная работа, по большей части территории нашей страны — тяжелые климатические условия.

Надо говорить не только о том, чтобы привлечь, надо говорить еще о том, как удержать. Масса вопросов возникает, и мы должны послушать, как эти вопросы собирается решать правительство. Например, кому такой коллектив инспекторов с перекрестными полномочиями будет подчиняться? Это будет отдельная структура, или они также будут подчинены разным ведомствам? Сколько они будут получать? Это все вопросы, которые нужно проработать.

— В этом году были значительно увеличены штрафы за незаконную охоту, например, за нелегальный отстрел лося придется заплатить до 400 тыс. руб. Но элементарно у большинства людей, занимающихся нелегальной добычей, просто нет денег, чтобы заплатить штраф, поэтому средства невозможно взыскать. Что на ваш взгляд с этим можно сделать?

— Согласитесь, что устанавливать размер штрафа, который бы смог заплатить любой браконьер, было бы неправильно. Штраф должен быть наказанием, но вы правы, что норма о штрафах не должна быть единичной. Она должна предусматривать альтернативу: не можешь заплатить штраф, значит идешь на принудительные работы, не можешь – должен срок отсидеть или еще что-то.

— В то же время увеличение такс может спровоцировать преступления. По словам охотников, сейчас участились случаи, когда браконьеры убивают егерей, заставших их за нелегальной добычей.

— Это как раз иллюстрация к тому, что не все возьмутся за эту опасную работу. Для инспекторов нужно создавать специальные условия, социальные гарантии, правильно их обучать, давать соответствующие права, чтобы они могли себя защищать. У нас сейчас, на мой взгляд, есть определенный перекос: идет совершенствование законодательства в части ужесточения наказаний, но поддержки тех людей, которые должны защищать закон, у нас, к сожалению, пока явно недостаточно. Мы это сейчас как раз обсуждаем с министерством. Чем в этом случае охотинспектор отличается от сотрудника полиции? Ничем! Значит, ему нужно давать соответствующие права, которых пока нет.

— Вот взять ту же профподготовку охотинспектора и сравнить с подготовкой оперативного сотрудника полиции. Они принципиально разные. Но тут надо учитывать, что инспектора в отличие от городских полицейских работают в условиях, где никого нет. Кругом тайга. Помощи ждать неоткуда. Им нужны дополнительные технические средства обеспечения. Сейчас сложно сказать, но должен быть разработан комплекс мер. Пока развитие законодательства идет в сторону ужесточения наказания, а этого недостаточно. Я уверен в этом.

— В этом году лесной и охотничий департамент Минприроды были объединены в один, что сразу вызвало возмущение у охотничьего сообщества, в связи с чем возобновились разговоры о передаче полномочий по охоте в другое ведомство. Может быть в этом действительно есть смысл, ведь, допустим, до 2010 года охотой занимался Минсельхоз?

— Закон «Об охоте» был принят в 2009 году, когда эти вопросы находились в ведении Минсельхоза. Я не видел ни одного человека — будь то эксперт, юрист, охотник, охотовед, инспектор, которому бы понравился этот закон. Это не значит, что люди, которые его писали, неквалифицированные или преследовали нехорошие цели. Но закон не был увязан с управлением другими природными богатствами. У нас более 80% охотничьих угодий находятся все-таки в лесах. Один участок леса можно использовать и для заготовки древесины, и для сбора грибов и ягод, и для разведения дичи, для рекреации.

Если все будет растаскано по отдельным ведомствам, то невозможно будет комплексно подойти к управлению природными ресурсами.

В той ситуации, когда у нас абсолютно «в загоне» находится охотничья отрасль, необходимо все сохранять в одном ведомстве.

Что касается объединения двух департаментов, то тут следует отметить, что за время существования профильного департамента программа развития охотничьего хозяйства не выполнена на более чем 90%. Специализированный профильный департамент не смог обеспечить развитие отрасли — за весь период внесен и принят только один закон, который связан с охотой на территории Крыма. А что у нас других проблем нет в охотничьем хозяйстве? Я уверен, что возмущение учреждением единого департамента создано во многом искусственно. Кто-то пытается представить, что после объединения лесного и охотничьего департаментов охота рухнет. А что, в охотхозяйственной отрасли у нас есть что-то, что еще не рухнуло? Наоборот, эта инициатива направлена на то, чтобы все исправить.

— Охотники жестко критикуют закон «Об охоте», по их мнению, в нем столько недостатков, что проще не вносить в него бесконечные поправки, а переписать его полностью с чистого листа. Например, его противоречивые нормы и определения создали множество судебных споров. Что вы об этом думаете?

— В комитет приходит очень много таких инициатив. Но, не стоит забывать, что действующий закон — это правила, по которым охотсообщество живет почти десять лет, есть долгосрочные заключенные отношения в виде охотхозяйственных соглашений. Просто перечеркнуть все и сказать: давайте мы теперь что-то новое придумаем, нельзя. Мы никогда не сможем гарантировать, что, если мы придумаем что-то новое, то оно сразу заработает. Нам все-таки нужно придерживаться принципа эволюции законодательства.

Если просто перечеркнуть и все заново написать — это будет шоковая терапия, и ни к чему хорошему она не приведет.

Это должна быть политика планомерного решения большого количества практических проблем. Например, нет такого понятия, как промысловая охота,— при этом у нас большое количество людей, которые такой охотой занимаются по факту. Нет понятия вольерной охоты, нет подходов в изменении охотхозяйственных соглашений. Это единственные договорные отношения, которые в принципе не подлежат какой-либо корректировке или пересмотру. От этого страдают интересы не только охотпользователей, но и государства.

— После трагедии в Керчи был выдвинут ряд инициатив, направленных на ужесточение правил выдачи разрешения на оружие, а также повышение возраста приобретения оружия с 18 лет до 21 года. Как это повлияет на охотников?

— Действительно, сейчас говорят о разных инициативах. Кто-то предлагает повысить возраст, кто-то вообще запретить оборот оружия. Но это — экстремальные предложения. На мой взгляд, надо подходить к этому вопросу более качественно. Так, например, Ирина Яровая предложила ввести дополнительные требования для получения охотничьего билета и лицензии на покупку охотничьего оружия молодыми людьми в возрасте от 18 до 21 года: предоставление справки с места работы, документов, подтверждающих доход, а также проводить собеседование с будущими владельцами оружия.

Почему татарские депутаты предложили поднять возраст покупки оружия до 21 года

Мне кажется, это правильное направление. Нам нужно работать не с возрастом. Если человек прошел армию, у него сдан охотминимум, а не просто поставлена подпись в соответствующей графе для получения охотничьего билета, тогда да, может получить оружие. Надо в большей степени работать с качественными показателями: с оценкой того, что умеет или не умеет человек, прошел ли он экзамен, есть ли у него опыт работы с оружием. Это все нужно обязательно учитывать. И большую роль в этом должно сыграть охотничье сообщество. Нужно помнить, что государство чаще всего подходит с точки зрения соответствия тем или иным формальным нормам, а этого мало. Роль охотсообщества должна заключаться в том, чтобы проверять людей, которые хотят получить оружие, по качественным характеристикам и квалификации. А в чем именно будет состоять этот экзамен — нужно определить именно охотничьему сообществу.

— Вы заинтересовались развитием охотничьего туризма в нашей стране: например, в этом месяце в комитет приглашались охотники и рыболовы, было решено разработать какие-то предложения для развития этой сферы. Не кажется ли вам, что сначала нужно уладить все проблемы с охотой в России и уже только после этого думать о завлечении иностранных туристов, в том числе для привлечения инвестиций? Даже россияне часто уезжают за границу, чтобы поохотиться.

— Речь, конечно же, идет не только об иностранных охотниках-туристах. Речь идет прежде всего о наших гражданах. Например, в Белоруссии в четыре раза больше привлекают таких туристов, чем мы. При этом почти половина таких охотников — это граждане нашей страны. Это очень показательно. Я бы не ставил в зависимость, что раньше нужно, а что позже.

Ведь привлечение таких туристов, создание инфраструктуры, которая была бы удобна для охотников, создание условий для них и административных, и многих других — это и есть наведение порядка.

Но, конечно же, основой должно быть прежде всего достоверная информация — сколько у нас всего есть зверья, так называемых охотничьих ресурсов. А то сейчас мы слышим разные варианты: кто-то говорит, что много, кто-то — что его совсем не осталось. Мы проехали большое количество регионов, пообщались с охотниками и охотоведами, и понимаем, что у нас достоверной информации практически нет. С этого нужно начинать.

— В Госдуме уже шесть лет лежит законопроект о любительском рыболовстве. Принятие его в первом чтении вызвало волну возмущения среди рыбаков. Когда ждать его рассмотрения во втором чтении? С учетом внесенных поправок как будет выглядеть окончательная редакция?

— Так как это касается десятка миллионов людей, неудивительно, что этот законопроект рассматривается так долго. Только со стороны правительства три раза были внесены поправки. Мы закончили подготовку законопроекта ко второму чтению. В настоящий момент законопроект стоит в плане рассмотрения до конца этого года. Было много тем, которые требовали внимательного рассмотрения и со стороны правительства, и депутатского корпуса, и со стороны общественности — самих рыбаков-любителей. Например, это вопросы введения именных разрешений. Сначала звучало предложение о введении таких разрешений только для рыбалки на особо ценные породы. Потом было предложение отдать полномочия по определению такого перечня рыб регионам. В результате, после бурных обсуждений, мы пришли к выводу, что это очень рискованная тема. С одной стороны, мы не понимаем, по каким принципам будут определяться эти перечни рыб, и гипотетически можно представить, что любой пескарь может попасть в этот список в том или ином регионе. Во-вторых, получение любого именного разрешения — это все же процедура платная. И здесь нельзя допустить, чтобы, создавая условия для бесплатной рыбалки, мы с другой стороны сделали ее платной, но уже на уровне государства. И еще вопрос: каким образом именное разрешение получить пацану, который в десять лет побежал на соседнюю речку рыбачить. В итоге, в последней редакции мы договорились, что такая норма уйдет.

— В ОНФ заявляют, что предложенное комитетом предложение, согласно которому рыбопромысловые участки в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока продолжат функционировать, означает сохранение платности рыбалки для миллионов рыбаков-любителей, что напрямую противоречит позиции президента. Действительно ли это так, или эта норма не будет вынесена на второе чтение?

— Страна у нас огромная, и исторически сложилось так, что в перечень рыбопромысловых участков попали и те дельцы, которые просто перекрывали доступ к рекам и собирали деньги с граждан за доступ к рыбалке, и те владельцы участков, которые, по факту, выполняют природоохранную функцию. Дело в том, что в советские времена вылов семги, например, был полностью запрещен. В девяностые государство стало «открывать» реки Кольского полуострова для любителей, разрешая рыбалку по принципу «поймал-отпустил». Реки отдавали в лицензионный лов только под договор компаний с Мурманрыбводом. Компании брали на себя обязанность ограничивать рыболовную нагрузку, сохранять ресурс, строго учитывать всю пойманную и отпущенную рыбу в рамках квот и допускать ученых для ежегодной оценки здоровья популяций таких пород, как семга. В 2007 года Росрыболовство попросило все компании оформить рыбопромысловые участки вместо договоров с Мурманрыбводом. Так это сохранилось до сего дня.

Мы по факту видим, что, где сохранились эти участки — там сохранилась и рыба. На соседней речке нет таких участков и нет рыбы. Нужно сохранять такой вид деятельности? Очевидно — да!

Но при этом есть большое количество участков в центральной части страны, которые просто перегораживают реку. И там за государственный ресурс берут с людей деньги. В итоге под одним и тем же названием у нас существуют разные сферы деятельности. Нам важно было сохранить те участки, которые занимаются природоохранной деятельностью, и убрать случаи, когда несправедливо использует государственный ресурс для того, чтобы просто собирать деньги с граждан за доступ к этому ресурсу. К сожалению, долгие годы не получалось найти компромисса. Сейчас он все же найден и будет включать в себя участие в этой работе и региональных, и федеральных структур. Для отдельных бассейнов, которые существуют на Севере и Дальнем Востоке, такие участки будут сохранены. Сейчас мы проходим стадию окончательного согласования. Правительство поставило этот законопроект в перечень приоритетных, чтобы его все-таки успеть рассмотреть в этом году.

— Насколько я понимаю, теперь появляется суточная норма вылова. Кто будет проверять, ведь сотрудников Рыбнадзора в тысячи раз меньше, чем рыболовов?

— Законом закрепляется само понятие. Этот законопроект направлен на создание свободных условий для рыбаков-любителей. Но нам еще предстоит не только принять этот долгожданный законопроект, но и добиться, чтобы он действительно заработал. Для того чтобы учесть все нюансы на уровне нормативных актов, мы предлагаем оставить год до его вступления в полную силу.

Что для меня охота?

В наше время при первом знакомстве, увлеченном и не очень разговоре о твоих интересах возникают какие-то скрытые эмоции, взгляды, наполненные непонятно чем. Наступает ситуация, когда человек словно продолжает свое общение только из вежливости, а иногда и вовсе теряет свой интерес. Это не повсеместно и происходит не всегда, больше всего характерно для Московского региона, но, тем не менее, случается.

Сейчас люди привыкли слышать, что в круг твоих интересов входят: тренажерный зал, дизайн или еще какое-нибудь искусство, пение или даже занятия бальными танцами никого не удивят. Но не охота…

Множество людей считают, что вполне успешный, разумный и адекватный человек не может выбрать себе такой интерес, как охота. Хотя, насчет успешного можно углубиться. Наше паразитарное общество и понятие успешный человек испоганило. Сейчас под успешностью, в большинстве случаев, полагается только богатство, то есть материальный достаток. В это понятие уже не входят настоящие друзья или счастливая семья, как было раньше.

Если и слышишь от кого-то об охоте, то это, скорее всего, история про платную охоту на кабанов, где было много водки и баня. И ты вынужден, также из этикета, немного продолжить разговор о такой охоте, ведь охота же! Но все же разве охота?

Для меня охота стала нечто большим, чем просто интерес. Скорее уже это часть жизни, это не обычное увлечение, а влечение. Но не нужно прописывать тут “по-Фрэйду”, это осознанное влечение, стремление почувствовать тот первозданный покой, душевную гармонию, приобщиться к природе, услышать ее настоящие звуки, можно сказать пение и набраться сил. Тот заряд, который получаешь на охоте, длится очень долгое время. Само понятие охоты это отнюдь не убийство животных. Охота – это длительный процесс наблюдения за природой и уединения с ней, а трофей это логическое завершение этого процесса.

Кстати, охотники никогда не говорят в отношении своих трофеев слово “убил”, а предпочитают говорить “добыл” только потому, что добычу нужно заслужить. Именно заслужить, а не просто пристрелить. Настоящий охотник вытаптывает свой трофей, он не расстроится, если пройдет десятки километров пешком по сложной местности и даже не произведет ни единого выстрела, а только, где-то вдалеке увидит промелькнувшую дичь. Бывают не очень удачные в плане трофеев дни, но охотники все равно получат удовольствие только лишь от одного нахождения в лесу.

Слово “убийство” можно применить к тем “охотникам”, которые не могут приглушить в себе человеческую алчность и всячески пытаются прикрыть отсутствие охотничьего мастерства различными техническими уловками. Эти люди, без зазрения совести, будут гоняться за зайцами на снегоходе, стрелять глухарей с машин и, при этом, не помалкивать в трубочку, а гордиться и расхваливаться. Только честно добытая дичь достойна стать трофеем и остаться в памяти.

Конечно, даже в таких случаях нужно еще и попасть по дичи. И здесь опять затаился мрак. Некоторым плевать на свои трофеи, целью является лишь спуск и вылет снаряда, а дальше будь что будет. Ситуаций, когда стреляют только чтобы сбить, не должно быть в охоте. Подстрелил или подранил – забери или добери, не пожалев лишний патрон! Не нужно тренироваться на живых мишенях, стреляя десяток уток, зная, что ты не полезешь даже за ними в камыш или болото. Забери свой трофей, пусть даже это будет сделать сложнее, чем произвести сам выстрел.

В целом, каждый охотник должен стремиться минимизировать процент не совсем удачных выстрелов и сократить количество подранков. И пусть свести свои промахи к нулю практически не возможно, но нужно стараться. Своего трофея, прежде всего, нужно уважать, как и в целом природу. Только через уважение, мы сможем сохранить все, что имеем и передать наше увлечение своим внукам.

Опять же, говоря об охоте в наше время, нельзя не упомянуть алкоголь и пьянство. Какая-то странная “слава” преследует охотников, большинство поголовно считает, что охота и водка являются синонимами, но это не так. Алкоголю на охоте отведена своя роль. А, если быть точнее, то не охоту я имею в виду, а последующий отдых: трапеза, посиделки у костра, задушевные разговоры и обмен опытом, все это, безусловно, являются частью, так сказать, охотничьего дня. Но сама охота с водкой не связана! Вот после достаточного трудового процесса охоты, когда охотник пришел в лагерь, снял патронташ и убрал ружье, начинается тот самый отдых, тут-то и можно себе позволить немного выпить в хорошей-то компании. И что в этом плохого?

Охоте мы все многим обязаны. Часть Русской культуры, Русский язык формировали охотники. Говорят ли Вам о чем-нибудь фамилии: Тургенев, Некрасов, Л.Н. Толстой, Пришвин, Аксаков? Все они и многие другие выдающиеся люди, были заядлыми охотниками. И сейчас есть немало отличных людей, которые увлекаются охотой. Да, все мои друзья, настоящие охотники, люди в чем-то выдающиеся, бесспорно интересные и толковые, грамотные и творческие. И пусть они не широко известны всему миру, но они личности, а не кусок серой массы…

Я лишь хотел сказать, что именно на нас, современных молодых охотниках, сейчас лежит задача вернуть доброе имя охоты. И пусть задача не проста, но она посильна.

Читайте также:  Автоматические кормушки для аквариума: преимущества и недостатки
Ссылка на основную публикацию
  • Ruslan
  • Не в сети
  • Модератор
  • Сообщений: 1496
  • Спасибо получено: 386
  • Баллов: 35
  • Репутация: 23