Пули 12 калибра: виды и характеристики пуль Полева, Майера и других

Сферическая (шаровая) пуля

Считается самой древней. По исполнению это обычный шар, диаметр которого может варьироваться. Делается как в заводском исполнении так и своими руками. Данная модель может быть:

  • калиберной;
  • подкалиберной.

Материалом для изготовления калиберной модификации является чистый свинец. Его физические свойства обеспечивают модели минимальное трение при проходе по стволу оружия.

Является разновидностью круглых. Используется для ружей, у которых стволы с дульным сужением. Конструкция этой модели предусматривает наличие центрирующих поясков и точечных приливом.

Пуля полева 12 калибра: разновидности и их характеристики

Плохому охотнику и мушка на ружье мешает.

Здравствуйте, уважаемые любители охоты! Сегодня речь пойдет о пулях ПолЁва. Да, именно так, ударение падает на второй слог. Многие путаются в правильном произношении названия этих пуль. Итак, тема разговора пуля Полева 12 калибра разновидность и возможность их применения в различных условиях.

Изобрел первую свою пулю в далеких 1980–х Полёв Виктор Владимирович (интервью с ним). Поводом послужило отсутствие в Советском Союзе хороших, качественных пуль для гладкоствольного оружия способных точно поражать цель на расстоянии более 50 метров.

Так была создана пуля Полева 1.

Так была создана пуля Полева 1.

Подкалиберные пули 12 калибра: описание, характеристика и применение

  • 30 Октября, 2018
  • Оружие и патроны
  • Михаил

На протяжении многих лет опытные охотники активно используют подкалиберные пули 12 калибра при добыче разного крупного зверя. В нашей стране и всем мире были разработаны десятки моделей разного назначения, различной степени удачности. Поэтому каждому новичку, только начавшему раскрывать для себя удивительный мир охоты, будет полезно узнать о них побольше.

Наверное, нет необходимости рассказывать, что представляет собой обычная пуля – кусок свинца (реже стали, латуни), которому придана определенная форма, предназначенный для поражения различных целей – от медведя до тарелочек.

Пуля Полева

В наше время в охотничьих магазинах представлен большой выбор пуль для гладкоствольных охотничьих ружей, как в виде готовых снаряженных охотничьих патронов, так и в виде пуль, для самостоятельного снаряжения.

Обычному охотнику сложно разобраться среди такого большого ассортимента пуль, различающегося своими модификациями и характеристиками.

Охотник чаще всего доходит до всего своим собственным умом, на основании своего опыта, и выбрав определенную пулю, останавливает свой выбор на ней, привыкает ее использовать и больше не меняет своих предпочтений. Многие охотники остановили свой выбор на пулях Полева.

Пули Полева хорошо известны охотникам России и на всей территории бывшего Советского Союза и часто применяются ими при охоте на крупного зверя. Пули Полева всегда показывали хорошие результаты: высокую точность, хорошее останавливающие воздействие при стрельбе по копытным.

Первая из этих пуль, которая сейчас называется Пуля Полева 1, была разработана еще в 1980-х годах, Виктором Владимировичем Полёвым.

Причиной разработки этих пуль, стал тот факт что в те времена нарезное оружие было недоступно широкому кругу охотников, большинство охотников имели в пользовании гладкоствольные ружья, но к ним не было хороших, качественных пуль, которые бы могли применяться при охоте на крупную дичь. Выпускаемые в то время пули не отличались хорошими показателями.


Обычному охотнику сложно разобраться среди такого большого ассортимента пуль, различающегося своими модификациями и характеристиками.

Мучительный выбор.

  • 24.12.201501/2016
  • 0 комм.

Давно подмечено, что большая часть наших охотников по некоторым важным аспектам охотничьего бытия продолжает ходить в убеждённых консерваторах и глубоких ретроградах в хороших смыслах этих слов. Это напрямую касается и наших привычек или предпочтений охотиться на крупных копытных животных и медведя с гладкоствольными ружьями и пулевыми патронами под них.

Казалось бы, и Восточную (Крымскую) войну 260 лет тому назад мы проиграли англичанам, французам, всяким сардинцам и туркам отчасти из-за несовершенного боя пулями тогдашних армейских гладкоствольных ружей, и тысячи промахов, а то и подранков на охотах понаделали, и что пуля Майера и им подобные «турбинки» в полёте не вращаются и не стабилизируются по гироскопическому принципу — доказали, и вот уже 30 лет как имеем право охоты с карабинами и даже целевыми винтовками, бьющими на 300 м «белке в глаз». Ан нет, на ту же коллективную загонную охоту на сохатого больше тянет сходить с привычным, пристрелянным и испытанным годами гладкоствольным ружьём. Оказывается, всё по Тургеневу — об особой нашей любви к охоте, хоть с перевязанным верёвками ружьём и забитым в дуло «жеребием» — но на медведя. Так и сегодня — в моём многочисленном охотколлективе состоящем в основном из городских охотников, на загонную охоту на кабана или лося каждый раз половина или даже более заявляются именно с глад­коствольными ружьями.

Яркий пример особой люб­ви и предпочтения гладкостволки на зверовой охо­те являет собой известный специалист стрелкового спорта и активный, опытный охотник Сергей Спи­вак. Он и сейчас, как и четверть века назад, при всех возможностях владеть любым изысканным зарубеж­ным карабином или штуцером, на свои избранные загонные охоты продолжает ездить только с гладко­ствольным ружьём и имеет стабильных успех. Хотя он уже давно не молодой охотник, зверь часто выхо­дит на его номер и всегда оказывается добытым од­ним-двумя точными выстрелами. Я уже как-то при­водил пример и другого известного охотника нашего Северно-Западного региона Павла Иванова. За дол­гую охотничью практику он добыл множество тро­феев, в том числе несколько сот лосей — всех из сво­его «золотого», как он говорил, гладкоствольного ружья Иж-54. В памяти хранятся и многие другие коллеги-охотники, как прошлого, советского време­ни, так и современные, на таёжной зверовой охоте предпочитающие гладкоствольное ружьё карабину. И этому всегда найдутся объяснения, к которым мы ещё вернёмся в следующих статьях на эту тему.

Глядя на охотников старшего поколения, в неко­тором плане — своих наставников, наша охотничья молодёжь также стремится к успешной охоте, что, увы, не всегда получается. Хотя в области пулевой стрельбы из ружья за 15–20 лет у нас произошли зна­чительные перемены к лучшему. Для сравнения сде­лаем краткий экскурс в не столь далёкое прошлое. К третьей четверти прошедшего века мы имели все­го несколько типов рекомендованных заводами для зверовой охоты пуль и ещё меньше снаряжённых за­водских патронов, мягко говоря — не самого лучше­го боя. Например, технические условия ТУ 84—596—75 «Патроны охотничьи пулевые 12—16—20 калибров» определяли, что поперечник пробоин из десяти пуль на мишени на дистанции стрельбы 45 м не должен превышать: для турбострелочных пуль Бреннеке — 60 см; турбинного типа Майера — 50 см; стрелочных ВВОО-И — 50 см; круглых «Спутник» — 80 см в 12-м калибре, 70 см в 16-ми 20-м калибрах. Это означало, что отклонение пуль от точки прицеливания на рас­стоянии 45 м в любую сторону на величину 30–40 см допустимо и считается нормой (!).

Это каких размеров на туше животного долж­на быть зона поражения, чтобы добыть таким пу­левым патроном трофей на охоте? И в то же время вполне разумные и даже строгие характеристики по точности боя, например, определял государствен­ный стандарт ГОСТ 18406–79 «Ружья охотничьи гладкоствольные двуствольные. Общие требова­ния». Они устанавливали, что отклонения центров осыпей дроби от точки прицеливания при стрельбе на дистанции 35 м были не более: 15 см вверх, 5 см вниз и по 7,5 см влево — вправо. Естественно, с та­кой же точностью эти ружья должны были бить и пулями. На практике ошибки стрелка, неустой­чивые положения оружия при охотничьей стрельбе, стрельба на дистанциях 50 м и более обусловлива­ли и ещё большие отклонения пуль. Но не 70–80 см, о чём говорили выше приведенные технические ус­ловия.

Слева направо: Полева 2, 28 г, Полева 3, 28 г, Полева, 30 г

Хотя, действительно, плохой бой показы­вала «хвалёная» пуля Майера того времени, часто плашмя к цели летели пули Рубейкина и «Кировчан­ка», от начальных перегрузок в 45 000 g при выстре­ле пули «БС» и «Вятка» ещё в стволе превращались в простой «жеребий«— кусок свинца, чуть лучше били ВВОО-Ии «Идеал» и совсем неплохо без брака сделанные пули Бреннеке, Якана и Блондо. И только первая пуля инженера Кировского завода охотни­чьего и рыболовного снаряжения В. В. Полева, заяв­ленная и выпущенная первоначально под наимено­ванием «Виктория», уже в начале и первой половине 80-х годов прошлого века на контрольных стрель­бах на дистанции 50 м часто давала кучность боя 7–12 см в поперечнике. Сегодня, как известно, пули Полева как свинцовые, так и стальные, различных типов «летают» с таким же и даже с меньшим рассе­иванием уже и на расстоянии 100 м (статьи «Сверх­скорость» и «Сверкучность» в «КАЛАШНИКОВ» № 4 и № 8/2014 г.).

Необходимо отметить, что опытные продвинутые в технике стрелки и охотники также создали десятки и сотни образцов и конструкций пуль, от «жеребия» времён С. Т. Аксакова и И. С. Тургенева, дореволю­ционных пуль А. А. Ширинского-Шихматова, Вицле­бена и Якана (названной в народе «жаканом») и так далее. Кроме того, на кухнях или гаражах охотников нагревались самодельные пулелейки, плавился сви­нец с примесями и отливались пули — иногда и со­всем удачные. Многие из моих тогдашних трофеев также были добыты самодельной пулей колпачко­вого типа, наподобие американской пули Фостера. Это была пуля моего знакомого охотника Геннадия Гурьянова, подарившего впоследствии мне «кухон­ную» технологию её изготовления. Моим коллегой и сослуживцем Виталием Серебряковым, известным стрелком-пистолетчиком и очень азартным охотни­ком, особенно на медведя на овсах с подхода, в конце 70-х прошлого века была создана удачная стреловид­ная подкалиберная пуля, напоминающая француз­скую пулю «Совестра». Мной совместно с инжене­рами завода «Большевик» в самом начале 90-х была создана и освоена пуля для моего ружья Browning BPS под штатный браунинговский насадок «пара­докс». Она в калибре 12/76 весила 47,5 г и очень точно била на все реальные дистанции охотничьей «глад­коствольной» стрельбы, вплоть до 120 м.

Слева направо: Brenneke Opal Magnum, 43,5 г, Brenneke, 34 г, Гуаланди, 40 г, Star Slug, 28,4 г, Brenneke, 39 г, Zala, 28 г, «Гризли» («парадокс»), 35 г, «Гризли» («парадокс»), 40 г Zala, 32 г

В новой России с самого начала 2000-х годов си­туация в этом вопросе постепенно стала меняться в лучшую сторону, рынок обогащается многими ти­пами и марками пулевых патронов как отечествен­ного, так и зарубежного производства. Нельзя утвер­ждать, что сегодня все наши оружейные магазины стараются держать богатый ассортимент пулевых патронов для гладкостволок, но есть и исключения, как, например, петербургский оружейный магазин «Барс».

На днях, заглянув в «Барс» за банкой пороха «Со­кол», я обратил внимание на ассортимент патронов и был приятно удивлён — насчитал около 40 вари­антов пулевых патронов всех основных калибров, от 12-го до.410-го. И как теперь молодому охотнику (и не молодому тоже) быть с выбором подходящего к своему ружью патрона? Ведь первая контрольная стрельба из нового ружья — это всегда проверка боя пулей. Грамотно проведённая, она с очевидностью продемонстрирует как достоинства, так и имею­щиеся погрешности и недостатки оружейного ком­плекса. Другого пути проверки, например, правиль­ной сверловки каналов стволов или их сведения под определёнными углами, просто нет — «высмотрен­ные» в оружейном магазине «треугольники» и «коль­ца» в каналах стволов — малая утеха, нужно быть специалистом, чтобы в этом разобраться. Но есть и другая сторона дела — иногда стволы на просмо­тре показывают некоторые явные изъяны сверловки, а на стрельбе дают точный и кучный бой. При всей кажущейся парадоксальности положения и сегодня гладкий ствол ружья остаётся таящим в себе боль­ше разных «секретов», чем нарезной. Дело другое — насколько тщательно мы его изучаем и проверя­ем на практике. Сколько мы знаем мастеров спорта стендовой стрельбы, так ни разу и не выстреливших пулей или даже дробью по бумажной аналитиче­ской мишени… Нужно иметь в виду, что неточный бой со значительными отклонениями средней точки попадания от точки прицеливания при стрельбе пу­лями обязательно будет портить и стрельбу дробью, только в более скрытом, неясном виде.

И, конечно, неопытный охотник, оказавшись пе­ред таким богатым ассортиментом патронов, во­лей-неволей будет теряться и испытывать муки выбора — что предпочесть? Путь здесь один — опро­бование стрельбой нескольких наиболее известных и зарекомендовавших себя пуль и патронов. И луч­шее начало — это патроны с лёгкими или среднего веса подкалиберными пулями стреловидного типа. В первую очередь, это пули Полева, не самые доро­гие и одни из самых качественных по бою. Собствен­но, для охоты на крупных животных я предпочитаю тяжёлые пули категории «магнум», что же касает­ся тренировочных, контрольных, развлекатель­ных стрельб, а также охоты на разных подсвинков, высокоскоростная подкалиберная пуля всегда выру­чает.

Слева направо: «Гризли» («парадокс»), 40 г, Brenneke, 34 г, Гуаланди, 40 г, Star Slug, 28,4 г, Brenneke, 39 г

Давайте обсудим ассортимент патронов, в данном случае магазина «Барс», и выделим их основные ха­рактеристики. В первую очередь, в нём привлекает два модельных ряда пулевых патронов двух наших патронных заводов — ижевского «Техкрим» и киров­ского КЗОРС. Из десяти представленных марок па­тронов «Техкрим» сразу выделим патроны калибра 12/89 и 12/76 как «супермагнум» и «магнум». Первый из них, используемый исключительно только в ру­жьях с патронником длиной 89 мм, второй — с дли­ной патронника 76 мм. Это строгое правило, свя­занное с безопасностью стрельбы и эксплуатацией ружья. Патрон 12/89, «супермагнум», снаряжён пу­лей Brenneke Opal Magnum весом 43,5 г, заряд поро­ха «Сунар-42» — 2,45 г. Заявленная производителем начальная скорость пули 460 м/с, расчётная кинети­ческая энергия 4602 Дж. Это самый мощный патрон из этого арсенала и, надо полагать, с немалой отда­чей при выстреле. Хотя масса пули далеко не пре­дельная для этого калибра, а «медленный» порох «Сунар-42» правильно утилизирует свою энергию и щадит плечо стрелка. Поражает и заявленная куч­ность боя при стрельбе из заводского баллистиче­ского ствола с цилиндрической сверловкой на дис­танции 50 м серией из пяти выстрелов — всего 45 мм в поперечнике! Притом патрон пригоден для ствола с любым дульным сужением. Безусловно, этот па­трон — достойный подарок ижевчан владельцам ру­жей калибра 12/89.

Слева направо: B&P, 28 г Гуалбо, 29 г, Гуаланди, 32 г, «Бизон-С», 42 г

Но нас, охотников, значительно больше с ружьями калибра 12/76, просто «магнум», и я, зная отличный бой моего самозарядного ружья Breda Echo с пулями Original Brenneke и Gualandi, уже заказал эти патро­ны для будущих охот. Эти пули отличаются высо­кой кучностью боя на длинных дистанциях гладко­ствольной охотничьей стрельбы вплоть до 100 м, а их вес 39 и 40 г в совокупности с начальными скоростя­ми 420 м/си 400 м/с говорят о недюжинной убой­ной силе с расчётным показателем кинетической энергии 3440 Дж и 3200 Дж соответственно. Прель­щает охотника и запись на пачке патронов «реко­мендованы до 100 м». Пуля пригодна для использо­вания в стволе с любым штатным дульным сужением в 12-м калибре.

Далее в продукции «Техкрима» видим две «пара­доксальные» пули, предназначенные для стрельбы из стволов, оборудованных нарезными участками типа «парадокс» или со сменным дульным насадком «парадокс». Это патроны «Гризли 35» и «Гризли 40» (по весу пуль). Охотнику, имеющему ружьё с «пара­доксом», непременно нужно пробовать этот патрон — вдруг он выдаст превосходную или просто отличную кучность боя. Но этого может и не случиться: «пара­докс»— вещь не простая, она может иметь различ­ные характеристики, такие как длина нарезной ча­сти, диаметр канала, глубина и длина шага нарезов и другие, более или менее подходящие для конкрет­ной пули. Но хорошо работающий ствол с насадком «парадокс«— очень грозная и одновременно очень приятная вещь. На такое ружьё просится и дополни­тельный прицел.

Пять остальных патронов «Техкрим» калибра 12/70 можно использовать как в стволах стандарт­ной (становящейся всё реже встречаемой в совре­менных ружьях) сверловки, с длиной патронника 70 мм, так и «магнум» — 76 мм. Это пули Zala 28, Zala 32, Or. Brenneke 28 и 34, а также патрон с пулей Star Slug 28,4 г. Из них особо можно отметить патрон Zala 32 для охоты и спортивной стрельбы из ство­лов с разными дульными сужениями (до 1,25 мм), с пулей не свинцующей канал ствола, с начальной скоростью 463 м/с (!). Расчётная начальная кинети­ческая энергия пули 3429 Дж. На заводских тестах (баллистический ствол цилиндрической сверловки) патрон в серии из пяти выстрелов показал кучность боя 37 мм (на дистанции 50 м). И везде нужно ставить восклицательные знаки. Не имело наше поколение охотников в юности таких патронов. Кстати, 37-мм кучность — не предельная для патронов «Техкрим», вышеприведённый патрон «Гризли 35» при завод­ском тестировании показал 32 мм в серии из пяти выстрелов.

Слева направо: «Стрела», 33 г, Royal MG, 32 г, Match «Bullet», 28 г

В группе патронов КЗОРС особо выделяется па­трон «магнум» в калибре 12/76 с пулей «Полева-6» весом 40 г, порох «Сунар» 2,3 г. Импонирует и запись на пачке патронов: «Качество гарантирую». В. В. По­лев«. Здесь имеются патроны с пулями «Полева 6У» (33 г), «Полева-6» (40 г), «Полева-2» (28 г), «Полева-3» (28 г) и «Полева» (30 г). Производитель рекомендует патроны использо­вать в стволах с дульным сужением не более 1 мм. Все эти патроны заслуживают внимания охотника для использования как для контрольных и трениро­вочных стрельб, так и, естественно, для различных зверовых охот. Мой выбор — патрон «магнум» с пу­лей «Полева-6» массой 40 г, почти непревзойдённым по кучности боя моего ружья. От «Главпатрона» я здесь обнаружил три типа па­тронов: с пулей B&P (Baschieri & Pellagri) 28 г, «Гуал­бо» 29 г и Гуаланди 32 г. Мной испытан только патрон с пулей Гуаланди — хорошая кучность боя. «Рекорд» оказался представлен двумя типами пу­левых патронов — с пулей «Бизон-С» (42 г), а также «Стрела» (33 г). По представлению основных характеристик па­трона на пачке всех превзошёл «Азот«— зачем охот­нику заморачиваться ещё и знанием веса пули, её скорости или каких-то других «мелочей»? Поэто­му неинтересно ни рассматривать их, ни представ­лять нашему читателю ни очень интригующий Pro. Hunter, ни необычный NRG Match с пулей Match Bullet «для практической стрельбы и спортинга» (. ). И только порадовал патрон фирмы Rio с пулей Royal MG (Bala Slug), весом 32 г в калибре 12/70, с на­чальной скоростью 460 м/с и расчётной кинетиче­ской энергией 3385 Дж. Патрон производителем рекомендован для дальних дистанций стрельбы. Испытан на наших редакционных стрельбах на 50 и 100 м с оценкой «отлично». Ну что, впечатляет ассортимент? Тогда выби­райте как минимум 2–3 приглянувшихся пулевых патрона (минимум по 10 шт. каждого), готовьте оружие к стрельбе и отправляйтесь на стрельби­ще илив тир. А что и как там делать с ружьём и патронами, мы расскажем в следующих номерах «КАЛАШНИКОВА».

Необходимо отметить, что опытные продвинутые в технике стрелки и охотники также создали десятки и сотни образцов и конструкций пуль, от «жеребия» времён С. Т. Аксакова и И. С. Тургенева, дореволю­ционных пуль А. А. Ширинского-Шихматова, Вицле­бена и Якана (названной в народе «жаканом») и так далее. Кроме того, на кухнях или гаражах охотников нагревались самодельные пулелейки, плавился сви­нец с примесями и отливались пули — иногда и со­всем удачные. Многие из моих тогдашних трофеев также были добыты самодельной пулей колпачко­вого типа, наподобие американской пули Фостера. Это была пуля моего знакомого охотника Геннадия Гурьянова, подарившего впоследствии мне «кухон­ную» технологию её изготовления. Моим коллегой и сослуживцем Виталием Серебряковым, известным стрелком-пистолетчиком и очень азартным охотни­ком, особенно на медведя на овсах с подхода, в конце 70-х прошлого века была создана удачная стреловид­ная подкалиберная пуля, напоминающая француз­скую пулю «Совестра». Мной совместно с инжене­рами завода «Большевик» в самом начале 90-х была создана и освоена пуля для моего ружья Browning BPS под штатный браунинговский насадок «пара­докс». Она в калибре 12/76 весила 47,5 г и очень точно била на все реальные дистанции охотничьей «глад­коствольной» стрельбы, вплоть до 120 м.

Полева-6 с разделенным пороховым зарядом

Заряженные пулей «Полева-6» патроны предназначались для испытания на практической охоте.

Сначала все пошло наперекосяк. В охотхозяйстве не были готовы к нашему приезду — не привезли лицензию на лося. Все сложилось лишь к утру следующего дня. Двух наших стрелков сопровождал на номера сильно подвыпивший егерь. Идти было довольно далеко, несколько километров, преодолевая мелкие болотца, холмы и густой кустарник. Егерь время от времени вынимал из вещь-мешка большую бутылку и прикладывался к ней. На голове у него, почему-то, был надет черный строительный шлем с белыми тесемкам. Когда охотники дошли до места и расположились на номерах, егерь допил все до донышка и с чувством выполненного долга присел на пенек. Стрелки расположились по берегу оврага и замерли в ожидании зверя.

Разумеется, есть общие рекомендации. В частом мелколесье или через крупные кусты с небольшого расстояния эффективнее стрелять картечью, а на открытом месте, когда расстояние до зверя предельное (60-100 м) — надежнее будет выстрел пулей. Картечь часто оставляет подранков при стрельбе со средних и дальних дистанций. У каждого охотника имеется свой опыт в применении того или иного боеприпаса, он к нему привыкает, а привычка, как известно, вторая натура.

Виды охотничьих пуль 12 калибра для гладкоствольных ружей

материалу изготовления. Используют сталь, латунь, свинец. При этом последний может использоваться как в чистом виде, так и с добавление мышьяка и/или сурьмы;

наличию оболочки: свинцовая без оболочки; с неполной оболочкой – полуоболочечная; свинцовая с оболочкой из стали или латуни;

уровню разрушения в теле убитого зверя: экспансивные; неэкспансивные;

форм-факторным конструкциям, которые влияют на стабилизацию в полете: стрелочные; турбинные; стрелочно-турбинные; круглые.


Многоразовые латунные пули 12 калибра

В нашей стране сегодня используются все виды перечисленных модификаций. Самодельными свинцовыми являются:

К самодельным, но уже точечным, относятся:

Выполненными на фабричных мощностях, являются:

Бреннеке;
Якана;
Майера;
идеал;
круглая и др.

Модели стрела, кировчанка и Полева также производятся фабричным способом, но в контейнерах. В отдельную категорию выделяют пули для оружия модели «Парадокс».

Стрелочные пули
По названию понятно, что для конструкции данного типа использовался форма стрелы. Все модели оснащены легким хвостовиком, который служит для их стабилизации во время полета. Из-за того, что передняя часть сделана тяжелее по сравнению с задней, у нее явное смещение центра тяжести к голове. Это влияет на правильность полета и не дает ей переворачиваться.

Пуля Полева
Пуля Полева создана в 80-х годах в Советском Союзе. Представляет собой поражающий элемент из свинца малого диаметра, который насаживается на хвостовик из пластика. Дополнительно к хвостовику диаметр пули обязывает для стрельбы специальный толстый контейнер. Это необходимо для того, чтобы она, в отличие от обычного, не болталась. Из-за данных требований пулю Полева довольно сложно изготовить самостоятельно.

Читайте также:  Акула по-турецки простой рецепт от русского шеф повара

Применяется для охоты на крупного зверя: медведя, кабана, лося. Существуют стальные и латунные вариации, однако они практически не распространены.

Отличительной характеристикой модели является достойная кучность на дальних и довольно больших расстояниях для гладкоствольного ружья. До 150 метров может поразить зверя наповал. Однако пуля не подходит для стрельбы через заросли или кустарники из-за сильных отклонений при задевании даже незначительных препятствий.

Пуля ВВОО-Ильина
Модель отечественного производства, которая имеет две части: главную и хвостовую. Главная выполнена в форме монолитного цилиндра, имеет конически заостренный вид впереди. Плоские ребра находятся вдоль оси симметрии.

Конструкцией также предусмотрено наличие направляющего пояска. Хвостовая часть имеет легкий полиэтиленовый трехлопастный стабилизатор.

Практика показала, что он является самым слабым звено в конструкции данной модели. Он настолько слаб, что во время выстрела полностью слетает под влиянием ударной силы пороховых газов.

Это напрямую влияет на отклонение пули от запланированной траектории полета.

Пуля Вятка
Эта модель по своей структуре также является составной. По внешнему виду она напоминает каплю. Модель оснащена ребрами в количестве 6 штук, которые обеспечивают ее центрирование. Конструкция модели довольно компактна и обтекаема.

Пуля Диаболо Лиман
Модель по внешнему виду схожа с матчевыми пневматическими пулями. Очень известна среди охотников, которые любят стрелять на точность. Модель относится к категории подкалиберных. Ее конструкция обеспечивает низкий процент рикошетов.

Модель легка в изготовлении в домашних условиях, поскольку довольно много производителей изготавливают «лейку» разгонного качества. Наличие данного инструмента и простая конструкция позволяет сделать очень много штук Диаболо Лиман. Поэтому этот тип лучше подходит для охотников, любящих много и часто пострелять.

Турбинные пули
В сравнении с круглыми, стрелочными и стрелочно-турбинными, данный вид имеет самую совершенную конструкцию. Модели отличаются лучшими показателями в точности и постоянстве боя. На это влияет их строение, которое обеспечивает очень быстрое вращение в полете. По структуре оно является монолитным. Корпус выполнен из свинца, головка сделана тяжелее, чем хвостовая часть.

В центре размещен сквозной канал, который имеет форму цилиндра или конуса. Внутри самого канала расположены спиральные лопасти. Это сделано для того, чтобы поток воздуха, проходя по этому каналу, способствовал устойчивому полету. А лопасти, вращаясь под его воздействием, повышают устойчивость.

Пуля Майера
Эта модель отечественного производства является самой востребованной среди охотников из категории турбинных. Ее технической особенностью является то, что пуля Майера, покидая ствол оружия, уже получает начало вращения. Тело имеет два цилиндра, объеденные между собой конусным переходом. Расстояние прицельного боя – 130-160 м. Для этой модели характерен высокий уровень убойности.

Стрелочно-турбинные пули
Чтобы достичь высокой точности стрельбы, необходимо пулю во время полета сделать максимально стабильной. Этого возможно достичь, если нанести на нее невысокие аэродинамические ребра, размещенные по спирали, или лопасти на хвостовик-стабилизатор. Такое технологическое решение совместно с использованием принципа стрелы стали основой для выпуска этой модификации пуль 12 калибра.

Калиберная стрелочно-турбинная пуля «Gualandi»

Пуля Бреннеке
Данная модель создана в начале 20-го столетия в Германии. Получила широкое распространение по всему миру для гладкоствольного оружия. Пуля Бреннеке имеет наклонные ребра, которые при выстреле вызывают ее вращение. Относится к категории калиберная. Это означает, что контейнеры не являются помехой при соприкосновении внутренней поверхности ствола оружия и непосредственно ребер.

С помощью этой модели возможно убить практически любого крупного дикого зверя, даже медведя гризли. В сравнении с моделью Полева имеет существенный недостаток – кучность выстрела хуже.

Круглые пули
Для данного типа характерна простая конструктивная система, тела их чаще всего монолитно выполнены. Центр тяжести размещен посередине.

Сферическая (шаровая) пуля
Считается самой древней. По внешнему виду – обычный шарик, диаметр которого может варьироваться от ваших пожеланий. Для тех, кто делает пули своими руками, не составит труда ее изготовить. Данная модель может быть:

калиберной;
подкалиберной.
Материалом для изготовления калиберной модификации является чистый свинец. Его физические свойства обеспечивают модели минимальное трение при проходе по стволу оружия. Обладает следующими характеристиками:

устойчивость в полете к животному;
небольшие препятствия (трава, тонкие сучки) практически никак не влияют на траекторию полета после выстрела, что очень важно для охоты в лесу.
Используется и сегодня даже для серьезной охоты.

Пуля Спутник
Является разновидностью круглых. Используется для ружей, у которых стволы с дульным сужением. Конструкция этой модели предусматривает наличие центрирующих поясков и точечных приливом. Расстояние боя – до 80 метров.

Недостатком этой модели при фабричном производстве является ее заниженный вес. Это негативно влияет на такие свойства:

начальная скорость полета;
живая сила удара;
степень поражения.
Также могут возникнуть проблемы с точностью стрельбы. Это вызвано конструкцией модели, пояски, выступы и углубления которой оказывают дополнительное сопротивление воздуху.

Пуля Lee
Относится к категории подкалиберных. Широкую известность среди охотников приобрела благодаря тому, что компания производитель Lee активно распространяла свои дешевые инструменты, в том числе и лейку для данной модели. Ее основные характеристики: недорогая, проста в исполнении, легкая.

Существуют две вариации модели Lee, основным фактором различия которых является вес. Народное название пули – «колпачок» — само за себя описывает ее форму. Для жесткости в ее конструкцию встроено внутреннее ребро.

Пуля Тандем
Модель относится к категории подкалиберных. Материал изготовления – сталь. Рекомендуется использовать при стрельбе на небольшие расстояния. Кучность боя пули тандем можно описать как посредственную.

Вариаций выбора пуль 12 калибра для гладкоствольного оружия сегодня довольно много. Охотнику предоставляется широкий выбор как по материалу изготовления, наличию оболочки, уровню разрушительного воздействия на тело зверя или конструкционных элементов, влияющих на качество и точность полета. Каждая модель имеет свои достоинства и недоставки.

Турбинные пули
В сравнении с круглыми, стрелочными и стрелочно-турбинными, данный вид имеет самую совершенную конструкцию. Модели отличаются лучшими показателями в точности и постоянстве боя. На это влияет их строение, которое обеспечивает очень быстрое вращение в полете. По структуре оно является монолитным. Корпус выполнен из свинца, головка сделана тяжелее, чем хвостовая часть.

Две пули – два конструктора

В предыдущей статье о пулях для гладкоствольного оружия, слагах, была дана их классификация по форме и в общих чертах сказано о наиболее известных брендах (многие из которых в настоящее время практически не используются) из нескольких сотен, запатентованных во всем мире. Сегодня мне хотелось бы акцентировать внимание читателя еще на одной классификационной особенности пуль, а также рассказать подробнее о двух самых популярных среди охотников модельных рядах, их баллистических характеристиках и конструкторах, создавших эти пули.

Что касается классификационной особенности, то речь идет о калиберных и подкалиберных пулях. Тем, кто только начинает стрелять пулями из гладкостволки, может показаться, что вся разница между ними состоит только в том, что у одних диаметр максимальный для данного ствола, а у других поменьше. Боле того, по вопросам не только новичков в ружейных и охотничьих форумах видно, что безопасность стрельбы не только калиберными, но и подкалиберными пулями из стволов с чоковыми сужениями вызывает у многих серьезное сомнение.

На самом деле большинство калиберных пуль из свинца и свинцовых сплавов обладает специальными ребрами или поясками, которые сминаются при прохождении через чок, а у подкалиберных их функцию выполняет и вовсе уж эластичный полиэтиленовый контейнер. Пожалуй, в единственном случае остается риск получить раздутие или разрыв ствола – это при стрельбе калиберной пулей из ствола с сужением 1,25 мм, особенно в холодное время года.

Кто-то отдает предпочтение той или иной пуле, исходя из собственного непродолжительного опыта, кто-то, исходя из советов друзей или рекомендаций справочной литературы. По этому поводу хочется заметить, что единственным верным критерием может быть только собственный продолжительный опыт использования той или иной пули разных производителей. Справочная литература обычно носит рекламный характер, друзья зачастую оценивают используемые боеприпасы необъективно, а непродолжительный опыт может быть построен на стрельбе бракованным образцом. Причем бракованной иногда оказывается не одна-две серии снарядов, а вся технология изготовления, некогда «усовершенствованная» так, что продукция отличается от оригинального конструкторского образца как небо от земли. Такая история, например, произошла с хорошей для стрельбы накоротке по крупным и опасным животным пулей Якана, которая в отечественном производстве потеряла свое основное достоинство — экспансивность – и приобрела ухудшенную баллистику. Кроме того, ряд пуль носит совсем не универсальный характер, как, например, пуля Ширинского-Шихматова, использование которой целесообразно только для охоты на берлоге или на крупных копытных в условиях открытой местности, поскольку, будучи экспансивной, она разворачивается при встрече с ветками кустарника. Это я к тому, что случайный опыт стрельбы такой пулей по некрупным животным в густолесье или камышах может вызвать совершенно незаслуженное ее исключение из пользования.

Сколько бы поднаторевшие авторы ни писали о достоинствах специализированных пуль, для большинства охотников определяющими параметрами наряду с точностью оказываются универсальность (а точнее, многофункциональность) пули и максимальная дистанция, на которой она сохраняет убойные действия. В этом отношении, судя по спросу, выделяются из общего ряда два модельных ряда, которым посвящена эта статья: среди калиберных – пуля Бреннеке, среди подкалиберных – пуля Полева.

Патент на свою первую пулю, предназначенную для охоты на крупного зверя, Вильгельм Бреннеке (1865-1951) получил в 1898 году, через три года после основания компании «Brenneke GmbH» в Лейпциге. Снаряд оказался не только технологичным в производстве и революционным в конструктивном отношении для своего времени, но и настолько эффективным на практике, что, претерпев ряд модификаций в 1915,1930,1935,1993,1994 и 1997 годах, выпускается во всем мире и сегодня.

Уже в самом начальном варианте конструктор применил прикрепленный винтом к свинцовой голове пули осаленный войлочный пыж, зажатый между двумя картонными прокладками. Пыж сдерживал прорыв пороховых газов в предснаряд-ное пространство, что способствовало увеличению дульного давления, вносил свою лепту в стабилизацию полета пули и способствовал уменьшению освинцовки ствола. Нужно здесь заметить, что пыж, прикрепленный к пуле с помощью винта или зафиксированный на свинцовом хвостовике, лучше сказывается на баллистике, чем просто подложенный под пулю, но и он оказывается далеким от совершенства. Прежде всего, пыж при всей своей эластичности во время движения по стволу при огромном давлении пороховых газов может деформировать свинцовую головку, особенно при несоосности тела пули и пыжа. И это не лучшим образом скажется на баллистике. Кроме того, он оказывается отнюдь не идеальным обтюратором, поскольку в момент выстрела происходит его чрезмерное осевое сжатие крепящим винтом. Тем не менее, как уже сказано, прикрепленный к пуле просаленный войлочный пыж дал результаты лучшие, чем обычный.

Что касается продольных направляющих ребер, то они появились не сразу. Из ружей с дульными сужениями невозможно было стрелять полнотелыми пулями, а уменьшение диаметра вело к неконтролируемой траектории пули внутри ствола и общему ухудшению баллистики.

Вильгельм Бреннеке уменьшил диаметр не всей пули, но большей ее части, оставив три поперечных ребра, стабилизировавших положение пули в стволе и в то же время достаточно тонких для того, чтобы легко сминаться при прохождении через дульные сужения. Со временем пуля претерпела серьезные изменения конструкции. Поперечное расположение ребер не лучшим образом сказывалось на внешней баллистике само по себе. Но, главное, проходя через дульный

срез, каждый центрующий поясок сминался неравномерно по всему периметру и таким образом вносил свою лепту в смещение оси пули относительно оси ствола.

Идея продольных ребер была почерпнута изобретателем, судя по всему, во Франции. К моменту создания Вильгельмом Бреннеке своей знаменитой модификации в 1930 году уже была известна по крайней мере одна конструкция пули с четырьмя продольными ребрами.

В 1850-х годах Несслер создал цилиндрическую пулю со сферической головной частью, а Босуэль позже уменьшил ее диаметр, сделав на свинцовом теле выступающие продольные ребра, которые стабилизировали движение пули по стволу и легко сминались дульным сужением. Дульная скорость французской пули оказалась небольшой из-за прорыва пороховых газов в щели между ребрами. У пули Бреннеке аналогичные потери давления стали намного меньше благодаря привинченному пыжу-хвостовику, и ничто не мешало ему облегчить движение пули, сделав поперечные ребра продольными. В модели 1930 года их стало шесть. Но ребра конструктор решил сделать не соос-ными пуле, а под углом к оси, чтобы придать движущемуся по стволу снаряду крутящий эффект. Они выполнены так, что плоской поверхности пуля всегда касается только ребрами. Модель перестала быть катушкой, она стала стреловидной, и на плоском верхнем срезе появился шлемовидный выступ. Поэкспериментировав с числом ребер, в 1935 году конструктор остановился на двенадцати, и с тех пор это число не изменялось. Кроме того, тогда же увидели свет модификация с почти плоской головной частью и пуля для ружья 16-го калибра.

В 1990-х годах появился еще целый ряд модификаций пули, большая их часть касалась пыжа. Сейчас пуля производится как с войлочным, так и с пластиковым пыжом разных конфигураций, хорошо обтюрирующим заснарядное давление пороховых газов. А в 1997 году появилась пуля с впадиной в вершине головной части.

С 1971 года компания «Бреннеке», которой руководят прямые потомки Вильгельма Бреннеке, обосновалась в городке Лангенхагене, под Ганновером, и это объясняет происхождение термина «Лангенхаген стандарт» (die Langenhagener Norm). Стандарт был установлен компанией несколько десятилетий назад, и в соответствии с ним поперечник рассеивания в серии из пяти выстрелов с расстояния 50 метров не должен был превышать 150 миллиметров. Позже поперечник был уменьшен до 100, а с 2004 года до 50 миллиметров.

Понятно, что такой точности можно достичь лишь при прецизионном изготовлении головной части пули и исключительно выверенной соосности тела пули и пыжа. Этого компания «Бреннеке» не доверяет никому. Разумеется, точность заряжания и снаряжения патронов тоже играет не последнюю роль в их качестве, но как раз эту процедуру «Brenneke GmbH» делегировала нескольким патронным компаниям.

Конечно же, только хорошо зарекомендовавшим себя. И это понятно, поскольку на коробке с патронами ставится рядом с логотипом производителя торговая марка и «Brenneke GmbH» – «Original Brenneke» с тремя дубовыми листами и тремя желудями.

Тем, кто скажет, что стрелял настоящей пулей Бреннеке и ни разу не получил кучности, определенной «Лангенхаген стандартом», замечу: стрельба из ружья даже в тире, с хорошего упора совсем не то же самое, что стрельба из баллистического ствола. Последний представляет собой специальную толстостенную пушку соответствующего калибра с откидным затвором и ствольной коробкой, зафиксированной на массивной станине.

Вообще рекомендуется учитывать следующие обстоятельства при стрельбе пулей Бреннеке:

• каждый тип пуль рассчитан на определенную максимальную дальность стрельбы;

• патроны могут использоваться для стрельбы из ружей с любым чоковым сужением;

• кучность стрельбы не зависит от чокового сужения, но средняя точка прицеливания существенно смещается, поэтому при наличии сменных чоков пристрелка должна производиться с тем чоком, который предполагается использовать на охоте;

• результаты стрельбы патронами калибра 12/70 могут ухудшаться при стрельбе из ружей с длиной патронника 76 и 89 мм;

• не следует ожидать улучшения результатов стрельбы из ружей с насадками «парадокс».

В заключение о пуле Бреннеке можно сказать следующее: она точна, если изготовлена оригинальным производителем и, как все калиберные пули, эффективна на дистанции стрельбы 40-50, максимум 80 метров.

Очень многие проблемы производителей патронов решил полиэтилен, и создание подкалиберных пуль стало возможным во многом благодаря этому синтетическому полимеру. Полиэтиленовый контейнер, окружающий пулю, много меньшую по диаметру, чем калиберная, не только сминается в чоках с большей легкостью, чем свинец, не только исключает освинцовку ствола, но и практически не сказывается на сроке службы чоковых сужений.

Пули Виктора Полева — типичные подкалиберные пули, обстоятельно упакованные в полиэтилен и обладающие только большой энергией, что способны поражать дичь на станции в 150 и даже 200 метров. При этом точность пуль из хорошо снаряженных патронов тоже кажется невероятной.

Поскольку эволюция разработок Виктора Владимировича продолжается, и они не стали достоянием истории, о датах в связи с нулями Полева говорить как-то не принято. Тем не менее некоторые реперные точки помогут нам сориентироваться во времени. Базовые знания по баллистике и аэродинамике Виктор Полев получил в Кировском авиационном техникуме. С 1982 года он начал работать на Кировском заводе охотничьего и рыболовного снаряжения (КЗОРС), где в то время производились калиберная пуля «Вятка» и подкалиберная «Кировчанка». Занимаясь доведением последней, Полев создал конструктивно иную пулю «Виктория», сегодня именуемую «Полева 1» или просто «Полева». Получение патента на изобретение заняло массу времени и сил. Довольно быстро была разработана модификация «Полева 2». а затем и «Полева 2Э», получившая впоследствии название «Полева 3». С получением патента на последнюю помогла корпорация «Селена», и производством ее наряду с КЗОРСом стала заниматься фирма «Тайга» (в настоящее время несуществующая). На все это понадобилось меньше четырех лет, так как, если не ошибаюсь, в 1986 году я видел пули уже в продаже.

Металлический элемент пулевого комплекса представляет собой изготовленную из свинца шлемовидную головку с юбкой и относительно тонким хвостовиком. «Полева 2» была легче, чем «Полева 1», и благодаря этому обладала более высокой скоростью. Есть также различия и в пыжах. В первой пуле пыж и стабилизатор с восемью лопастями составляли одно целое, во второй и последующих обтюрирующий пыж отделен от стабилизатора с шкстью несколько развернутыми лопастями. Дело в том, что при стрельбе первой пулей из сильных чоков (до ДС 1,8 мм) резко уменьшалась кучность, поскольку пыж-обтюратор-стабилизатор отрывался в дульном сужении от свинцовой головки. Первая, вторая и последующие пули «одеты» в пластиковый контейнер, состоящий из двух (а потом и трех) лепестков, которые отделяются от пули сразу по выходе из ствола. Если в первой пуле лепестки были равномерными по толщине, то в последующих модификациях в верхней части они стали толще, что позволило лучше фиксировать пулю в гильзе.

Уже «Полева 1» показала хорошую скорость (при навеске «Сокола» 2,2 г средняя скорость 30-граммовой пули – 471 м/сек) и точность при стрельбе из «цилиндров» и стволов с чоковыми сужениями (на 50 м средний поперечник рассеивания — 6 см). «Полева 2» стала еще более быстрой (при тех же условиях средняя скорость 28-граммовой пули -508 м/сек) и кучной (средний поперечник рассеивания при стрельбе уже на 100 м – 8,5 см и на 200 м – 20 см). «Полева 2» хорошо пробивает кусты, в отличие от «Полева 3», которая отличается от второй наличием экспансивной воронки в головной части. Эта пуля на коротких дистанциях (до 70 метров, особенно на 30-50 метрах) показывает хорошую экспансивность, тогда как на расстоянии в 100 и более метров практически не раскрывается. Кучность третьей пули практически такая же, как у второй, но сам Полев рекомендует охотникам надрезать крестообразно на глубину 4-5 мм ножом головную часть первой или второй пули, чтобы получить хорошую экспансивность без потери точности.

Проблему разброса внутренних диаметров гильз одного калибра, возникающего из-за различной толщины стенок, Виктор Полев решил, создав компенсатор, позволяющий снаряжать любую отечественную или зарубежную гильзу тяжелой (33 г) пулей «Полева б», особенно эффективной для стрельбы в зарослях.

Не только со слов автора или из собственного опыта, но и со слов независимых экспертов (начиная с легендарного бывшего главного конструктора «ИЖМЕХа» Николая Изметинского), а также многочисленных охотников, публикующих в форумах отчеты о проведенных охотах, можно уверенно утверждать, что любой из пуль Полева можно добыть любого из российских охотничьих животных с расстояния до 150 м, если попасть в убойное место. И все-таки

периодически появляются в печати или в устном разговоре нарекания то на точность, то на баллистические характеристики.

Пожалуй, исключительным случаем следует считать то, что при температурах ниже минус 30 градусов пластмасса лопается и уменьшается кучность. Более реально ухудшение точности из-за несоблюдения ТУ при промышленном изготовлении пули. Кроме КЗОРСа, где Виктор Полев работает главным конструктором, пули его имени производят различные предприятия и частные предприниматели, но качество их продукции часто не соответствует оригиналу по точности и другим параметрам. Даже серийно выпущенные на КЗОРСе и отсортированные по весу пули дают меньшую кучность, чем пули авторского исполнения.

В свое время пуля «Полева 3» комплектовалась контейнером с недоразрезанными лепестками- так было технологичнее при снаряжении патронов на автоматических линиях. Однако при этом втрое увеличился поперечник рассеивания, и технологиюпришлось усложнять. Тем не менее встречаются пули с подобными контейнерами до сих пор, и результаты стрельбы вызывают нарекания.

Однако даже высококачественные, авторского изготовления патроны с пулями при стрельбе из двуствольных ружей зачастую дают куда больший разброс, чем указано в опубликованных заводом характеристиках серий. Дело в том, что у двустволок, как уже упоминалось в предыдущей статье, есть такой параметр как СТП – средняя точка попадания, которая только на определенной дистанции совпадает для обоих стволов. При нынешнем качестве изготовления охотничьих двустволок в России далеко нефакт, что эти точки вообще могут совпасть. А как показали экспериментальные исследования, pacxождения траекторий пуль при стрельбе из разных стволов еще сильно зависит от веса пули и величины заряда. Виктор Полев на опыте убедился в том, что для ИЖ27 лучше были результаты с пулями весом 28-30 г, для ТОЗов — порядка 34 г, для тяжелого ИЖ-54 35-37 г. По поводу порохов хорошо известно, что для стрельбы пулей оптимальными являются медленно горящие. Заряд “Сокола” (для которого рекомендованы навески в 2,3 на 35 г дроби) под легкую пулю (28 г) Полев рекомендует такой, который указан на инструкции, наклеенной на банке. Правда, с оговорками, что капсюли должны быть KB «Жевело» или KB 21, в противном случае – на 0,1 г меньше. Зимой же можно увеличить навеску пороха до 2,5-2,6 г. Из «Сунаров” Полев рекомендует те, для которых рекомендованы навески в 2,1 г на 35 г дроби. Оптимальная навеска «Сунар-Магнум» — 2,3 г.

Экспериментируя с зарядами, Ю. Алексеев и В. Грольман показали, что максимум кинетической энергии на вылете пуль Полева из ствола достигается при их массе 30-33 г и с медленно горящими порохами. Причем чем быстрее горит порох, тем меньше должен быть вес пули. Оптимально для «Сокола» — 30 г, для «Сунара 46» — 33 г. При этом уменьшение веса пули незначительно сказывается на снижении кинетической энергии, а увеличение приводит к резкому ее снижению. Максимум кинетической энергии был получен испытателями при навесках «Сунара 46» – 3,4 г; «Сунара 42» – 3,0 г; «Сокола» – 2,4 г; «Сунара 35» – 1,8 г.

Читайте также:  Где укрыться на охоте: лучшие места для засады

И в заключение статьи вполне уместно будет сказать о полученных теми же исследователями результатах: «Сокол» сообщает пуле кинетическую энергию, сопоставимую с энергией пули патрона 7,62×51 (.308 Win), а «Сунары 42 и 46» обеспечивают ей превосходство над энергией пули патрона 7,62×54.

Однако даже высококачественные, авторского изготовления патроны с пулями при стрельбе из двуствольных ружей зачастую дают куда больший разброс, чем указано в опубликованных заводом характеристиках серий. Дело в том, что у двустволок, как уже упоминалось в предыдущей статье, есть такой параметр как СТП – средняя точка попадания, которая только на определенной дистанции совпадает для обоих стволов. При нынешнем качестве изготовления охотничьих двустволок в России далеко нефакт, что эти точки вообще могут совпасть. А как показали экспериментальные исследования, pacxождения траекторий пуль при стрельбе из разных стволов еще сильно зависит от веса пули и величины заряда. Виктор Полев на опыте убедился в том, что для ИЖ27 лучше были результаты с пулями весом 28-30 г, для ТОЗов — порядка 34 г, для тяжелого ИЖ-54 35-37 г. По поводу порохов хорошо известно, что для стрельбы пулей оптимальными являются медленно горящие. Заряд “Сокола” (для которого рекомендованы навески в 2,3 на 35 г дроби) под легкую пулю (28 г) Полев рекомендует такой, который указан на инструкции, наклеенной на банке. Правда, с оговорками, что капсюли должны быть KB «Жевело» или KB 21, в противном случае – на 0,1 г меньше. Зимой же можно увеличить навеску пороха до 2,5-2,6 г. Из «Сунаров” Полев рекомендует те, для которых рекомендованы навески в 2,1 г на 35 г дроби. Оптимальная навеска «Сунар-Магнум» — 2,3 г.

Схемы пулевых патронов, снаряженных пулей Якана, подкалиберной пулей Бреннеке, пулей Ширинского-Шихматова.

Большое разнообразие конструкций пуль определяет и значительные “индивидуальные” отклонения при снаряжении ими патронов. Например, пули, имеющие пыж-стабилизатор большой высоты (Витта,Полева, Ширинского-Шихматова), обычно устанавливают прямо на порох или на картонную прокладку.

Охотничьи боеприпасы и снаряжение патронов к охотничьим ружьям (54 стр.)

Рис. 62. Патрон с пулей Майера

Снаряжая пулевые патроны, нужно помнить: подобрав наиболее подходящую пулю для своего ружья, следует ею все время и пользоваться, учитывая при этом возможность изготовления ее в домашних условиях или покупки сразу большого количества одинаковых качественных пуль из одной партии.

При снаряжении пули Майера надо не перепутать вершину и основание пули, поскольку такие ошибки есть даже в некоторых руководствах. Во-первых, как и у всех стрелочных пуль (кроме “Блондо”) вес пули Майера смещен к ее головной части. Во-вторых, сквозной конический канал с наклонными ребрами имеет большее основание в головной части пули. Центр тяжести у пули Майера находится примерно на трети расстояния от головной части.

При правильном снаряжении патроны обеспечивают на 35 м поперечник рассеивания 10 см, на 100 м – 25 см. Следует отметить, что данный поперечник рассеивания может быть получен лишь при изготовлении пуль точно по рекомендациям, изложенным в статье А. Майера “Новая пуля для гладкоствольных ружей” (ОиОХ, № 9, 1965).

В заводских патронах с пулей Майера, снаряженных на ТОЗ, судя по статье В. Ключникова (ОиОХ, № 11, 1989), сделано сильное отступление от рекомендаций автора пули, и результаты выстрелов этими патронами явно неудовлетворительны. Вывод: патроны с этой пулей лучше снаряжать охотнику самому.

2.4.6.8. Подкалиберная дважды турбинная пуля Майера

Подкалиберную пулю наиболее целесообразно применять в легких ружьях, скажем 2,9–3,0 кг при 12-м калибре, так как при этой пуле и описанном выше способе снаряжения давления в стволе не велики. Вес пуль 16-го калибра 27–28 г. Для снаряжения используют полиэтиленовый пыж-концентратор со срезанными лепестками, в который помешают пулю. Лучшим вариантом снаряжения будет рекомендация Майера. Некоторые охотники используют пластмассовый амортизатор-пыж от полиэтиленового пыжа-контейнера, помещая его на порох, а на него – войлочный пыж-наполнитель высотой 7 мм. Вес пороха “Сокол” в этом случае лучше взять 1,9 г.

2.4.6.9. Пуля “Кировчанка

Популярные охотничьи руководства не рекомендуют пользоваться этой пулей из-за ее низких аэродинамических качеств. Однако В. Бородин (ОиОХ, № 12, 1989) считает эту пулю более предпочтительной, чем подкалиберная пуля Майера вследствие большей убойной силы. Пуля выпускается 12-го калибра в заводском контейнере, вес пули 29 г, вес контейнера – 4 г. Основной недостаток пули – деформация в стволе как контейнера, так и самой пули. Предохранить пулю от этой деформации, учитывая ее значительную длину, можно, по нашему мнению, только снижением порохового заряда до 1,8–1,9 г (порох “Сокол”) при таком способе снаряжения. На порох помещается пластмассовый пыж-амортизатор от полиэтиленового пыжа-контейнера, на него ставится тонкая фетровая прокладка, а сверху – контейнер с пулей. Бумажная гильза завальцовывается.

2.4.6.10. Пуля Полева

Проще всего снаряжать патроны пулей Полева: пуля в контейнере и с пыжом-стабилизатором досылается прямо на порох (рис. 63). Вес пули 12-го калибра – 31,5 г, из которых 2 г приходятся на контейнер и 3 г – на пыж-стабилизатор. Вес пороха “Сокол” для патрона 12-го калибра – 2,2 г (при ружьях весом 2,9–3,0 кг – 2,1 г).

Рис. 63. Патрон с пулей Полева

Увеличивать заряд пороха под пулю Полева ни в коем случае не следует: благодаря мощному обтюратору пуля Полева значительно повышает давление в стволе. Так, уже при навеске “Сокола” 2,4 г среднее максимальное давление подскакивает до 750 кгс/см² вместо допустимых 663 кгс/см². Для патронов 16-го калибра заряд пороха “Сокол” –1,8–1,9 г. При определении величины заряда рекомендуем ориентироваться на заряды с полиэтиленовыми пыжами-обтюраторами. Капсюль “Жевело”. В. Полев дает следующие рекомендации по снаряжению.

“Применяя пластмассовые гильзы, головку следует вставлять до конца, при этом она раздвинет доли контейнера, снаряд войдет в гильзу с натягом и может удерживаться без завальцовки дульца гильзы. Это позволит использовать гильзу многократно. При многократном использовании гильзы необходимо, однако, следить, чтобы ее длина не увеличивалась более 70 мм. Завальцовка пластмассовой гильзы длиной более 70 мм ухудшает кучность стрельбы пулей из ружья с патронниками длиной 70 мм”.

Во многих руководствах советуют применять пластмассовые гильзы с завальцовкой. Завальцовка бумажной гильзы на кучность стрельбы не влияет.

Необходимо обращать внимание на правильную установку контейнера: чтобы не были перевернуты одна или обе его части другой стороной (см. внимательно рис. в наставлении по снаряжению). Если контейнер пули Полева свободно входит в гильзу, такие пули применять нельзя: показатели боя значительно снизятся из-за плохой обтюрации. Контейнер пули Полева должен входить в пластмассовую (бумажную) гильзу с натягом.

Вторая модель пули Полева (с экспансивной пустотой) в значительной степени превосходит остальные модели пуль, доступные охотникам поточности, дальности, поражающему эффекту, но, как и любая экспансивная пуля, боится густых зарослей.

Охотник В. Карпов модернизировал пулю Полева 16-го калибра под 20-й калибр для стрельбы из МЦ20-01. При этом диаметр пули (14,4 мм) остался прежним, а диаметр пыжа-обтюратора был уменьшен на токарном станке до 15,6 мм с удалением обтюрирующей юбки.

Пуля Полева 16-го калибра после модернизации под 20-й калибр весит 24,55 г, в том числе 2,15 г – пластмассовый стабилизатор. Для страховки каждая пуля прогоняется через калибры 14,5 мм – свинцовая часть, 15,6 мм – пластмассовая. Сама свинцовая часть пули закрепляется в стабилизаторе до основания, а не как при снаряжении штатных пуль с некоторым зазором.

Способ снаряжения такого патрона: гильза бумажная, капсюль “Жевело-мощный”, навеска пороха “Сокол” летом 1,7 г, зимой 1,8 г, пыж на порох полиэтиленовый. Боковая поверхность пыжа осаливается для любого сезона. Пыж на порох досылается с усилием до 10 кг. Затем досылается 5-мм фетровый пыж, вырубленный высечкой диаметром 15,8 мм, который также осаливается по окружности на глубину до 3 мм и досылается в гильзу с тем же усилием. Вложением фетрового пыжа достигается улучшение обтюрации, амортизации, поднятия пули на высоту, необходимую для завальцовки гильзы, уменьшения воздействия после вылета из ствола порохового пыжа на дно пули.

В качестве носителя (концентратора) пули в стволе вместо пластмассовых лепестков используют упаковку из-под кефира литровой фасовки. Размеры одного лепестка (всего два) 19×22 мм с таким расчетом, чтобы носитель плотно прилегал к передней кромке стабилизатора и выходил на уровень среза головки пули. Заведя стабилизатор в гильзу, обкладывают пулю лепестками и опускают до упора на фетровый пыж. Пулю досылают до места пестиком с наклеенным на торец войлоком, чтобы не деформировать вершину пули и не нарушать ее обтекаемость. Срез гильзы для более качественной завальцовки протирают парафином. Закрутка изготовлена с воронкой в центре для захода в нее головки пули. Снаряженный патрон прогоняется через калибр 17,0 мм. На дистанции 100 м из МЦ20-01 с оптическим прицелом поперечник рассеивания пуль составил 12 см.

2.4.6.11. Пуля “Стрела”

Снаряжение аналогично таковому для пули Полева – пуля в контейнере досылается непосредственно на порох. Навески пороха “Сокол” и вес пуль для 12-го и 16-го калибров соответственно 2,2 г и 1,75 г пороха и 32±1 г и 28±1 г. Снаряжение более подробно дано при описании пули.

2.4.6.12. Пуля “Диаболо” (Горбантеса)

Снаряжается в бумажную или пластмассовую гильзу, капсюль “Жевело”; массу пороха “Сокол”, которая указана в инструкции или на банке и является максимальной для данной партии, следует уменьшить на 0,2 г при использовании патронов летом и на 0,1 г при использовании патронов зимой. На порох досылается картонная (плотная) прокладка толщиной 2,5–3 мм; диаметр прокладки должен быть больше внутреннего диаметра гильзы на 0,1 мм; войлочный осаленный пыж толщиной 13–15 мм и добавочный войлочный пыж нужной толщины (можно разрезать по диаметру на четыре равные части, сложить по линиям разреза и вставить в гильзу); картонная прокладка толщиной 0,3–0,5 мм. При полиэтиленовом пыже вес пороха “Сокол” 2,2 г. Пулю повернуть хвостовиком вверх и заполнить полость сухими, мелкими древесными опилками, уплотняя их пальцем. Опилки служат амортизатором при выстреле и не дают “влипать” пыжу в хвостовик пули. Опилки можно заменить пробковой крошкой. Заливать полость хвостовика воском или парафином не следует. Для того чтобы опилки не высыпались, гильзу следует надевать на хвостовик сверху до упора пули в пыж. Затем дульце гильзы завальцовывается.

Пуля Полева 16-го калибра после модернизации под 20-й калибр весит 24,55 г, в том числе 2,15 г – пластмассовый стабилизатор. Для страховки каждая пуля прогоняется через калибры 14,5 мм – свинцовая часть, 15,6 мм – пластмассовая. Сама свинцовая часть пули закрепляется в стабилизаторе до основания, а не как при снаряжении штатных пуль с некоторым зазором.

Цветы смерти. «Дум-дум» и другие убойные пули

Официально использование разрывных пуль запрещено Гаагской международной конвенцией в далеком 1899 году, но даже сегодня они продолжают использоваться в военных действиях. А американские конструкторы называют их экспансивными патронами, используемыми для охоты на крупную дичь.

Нарезное оружие и его недостатки

Появление в XIX веке огромного количества видов нарезного стрелкового оружия стало периодом массовых экспериментов, целью которых являлось усовершенствование боеприпасов, способных с одного выстрела если не уничтожить, то наверняка вывести солдата армии противника из строя.

В гладкоствольном оружии отличные результаты демонстрировали свинцовые пули, которые при попадании в цель расплющивались, нанося ужасающие повреждения противнику. Но появление нарезов ствола, увеличивающих дальность и точность выстрела, все изменило. Свинцовые пули деформировались и срывались с нарезов, а точность поражения целей резко падала.

Выходом из положения стало производство патронов оболочного типа. В них свинцовый сердечник защищало плотное медное, латунное, мельхиоровое или стальное покрытие, которое плотно цеплялось за нарезы ствола и придавало пуле отличные баллистические характеристики. Они точно поражали цели с большого расстояния, но наносимые ими раны были недостаточно ужасны. А раненые даже несколько раз солдаты могли продолжать ведение боевых действий.

Проблемы оболочных боеприпасов

Первыми на недостатки оболочных пуль обратили внимание британцы, которые вели колониальные войны практически на всех заселенных людьми континентах. Особенно их поражала выносливость африканских туземцев и воинов маори, которые даже с несколькими дырами в груди продолжали атаковать врага, падая только после точных попаданий в голову или сердце.

Первый признак недовольства проявили в 1895 году британские солдаты, которые воевали в индийском ханстве Читрал, расположенном на границе с Афганистаном. Они заявили, что выдаваемые им боеприпасы неэффективны, раз раненые афганцы не падают после первого же попадания.

Перезарядка винтовок занимала достаточно много времени, а наступавшие туземцы категорически не хотели умирать, из чего солдаты сделали вывод о том, что правительство Ее Величества решило сэкономить, обеспечивая их некачественными патронами.

Выход из положения предложил капитан Невилл Берти-Клэй. Он предложил производить слегка видоизмененные пули к патрону .303 British, использовавшемуся в качестве боеприпаса к винтовкам Lee-Metford и Lee-Enfield.


Различные варианты патронов .303 British

Офицер просто удалил с наконечника стандартной пули около 1 мм медного сплава. Свинцовый сердечник оголился, а эффект от поражения целей превзошел даже самые смелые ожидания.

Первая партия новых патронов была произведена на оружейной фабрике индийского города Калькутты. Она располагалось в пригороде Дум-Дум, который и дал название самым страшным стрелковым боеприпасам того времени.

Летающая смерть

Испытания новых патронов проходили в боевой обстановке и продемонстрировали их невероятную эффективность. При попадании в цель пуля останавливала на бегу даже самого сильного мужчину. Раненого буквально отбрасывало назад, и в большинстве случаев он больше вообще не мог встать на ноги. От его тела в стороны отлетали куски плоти, отчего пули начали называть разрывными. Но они не разрывались на части внутри тела, как до сих пор думают многие.

Во время англо-бурских войн в прессу попал целый ряд фотоснимков, на которых были запечатлены жертвы пуль «дум-дум». При относительно небольшом входном отверстии выходное представляло собой огромную рваную рану, а после ранения в руку или ногу конечности оставалось лишь ампутировать.

Британцам достаточно было всего один раз попасть в атаковавшего их туземца, чтобы сделать его полностью небоеспособным, нанеся сложные переломы костей, разрывы внутренних органов и многочисленные повреждения мягких тканей. Подавляющее большинство жертв пули «дум-дум» умирали в течение получаса, не сумев справиться с полученными ранениями и болевым шоком.

Остановить процесс самоуничтожения человечества

В конце XIX века разрывные пули, как и появившиеся пулеметы, стали самым страшным оружием того времени, которое поставило человечество на грань физического уничтожения. Некоторые военные эксперты сравнивают пулеметы и разрывные пули с современным ядерным оружием, защититься от которого практически невозможно.

Даже правительство Великобритании осознало, чем может закончиться будущая мировая война, в реальности которой уже тогда никто не сомневался. Вместе с 14 другими ведущими странами мира в 1899 году была подписана Гаагская конвенция о запрещении производства и использования разрывных пуль.

В течение нескольких лет к этой конвенции присоединилось и большинство других стран мира (не забываем, что в то время огромные территории являлись колониальными владениями, а общее количество независимых государств было не очень-то и велико).

Пулеметы же, которые прекрасно стреляли патронами с целостной оболочкой пули, но заклинивали с разрывными боеприпасами, решили не запрещать. И они сказали свое ужасающее слово на полях Первой мировой войны, буквально «скашивая» наступающие цепи. Даже трудно себе представить, людей полегло бы в этой войне, если бы противоборствующие стороны еще использовали и разрывные пули.

Расстрел за «крестик» на пуле

Правда, и Первая, и Вторая мировые войны все же полностью не обошлись без использования разрывных патронов. Несмотря на официальный запрет, многие солдаты изготавливали их кустарным способом.

В период затишья перед боем некоторые военнослужащие всех без исключения армий брали в руки напильники и точильные камни. С их помощью они стачивали наконечники у своих патронов, либо делали на них Х-образные надрезы.

Такая нехитрая манипуляция превращала обычную пулю в разрывную. Она сплющивалась при ударе о кости и раскрываясь внутри жертвы в виде «цветка смерти». В бою использование таких боеприпасов давало серьезное преимущество, но попадать в плен было категорически нельзя. Во всех армиях существовал приказ расстреливать на месте любого пленного, у которого в подсумке будут обнаружены разрывные патроны или принадлежности для их изготовления.

Разрывные пули СССР

Советский Союз также не стал полностью отказываться от идеи дать своим военнослужащим разрывные пули. Несколько конструкторских бюро работало над созданием отечественных «дум-дум». Даже были представлены опытные образцы боеприпасов ДД и Р-44.

Главным препятствием к их дальнейшему производству стали малая дальность стрельбы (300 метров вместо требуемых 500 м), а также низкие баллистические характеристики пули. По мнению руководства, враг мог бы спокойно расстреливать советских бойцов с далекого расстояния, что, естественно, никого в СССР не устраивало.

Несмотря на запрет, из-за своих останавливающих возможностей разрывные пули крупного калибра до сих пор используются при охоте на крупных животных. До широкого распространения помповых дробовиков, бойцы спецподразделений применяли разрывные пули для уничтожения террористов в местах массового скопления людей, особенно в самолетах.

Правда, пороховой заряд в этих боеприпасах уменьшался для того, чтобы пуля не «прошивала» человека насквозь, и не давала опасных рикошетов.


Пистолетные патроны СП-7 с пулей с пластмассовым наконечником

Спецподразделения России до сих пор используют советские патроны СП-7 и СП-8. Они имеют легкий пластмассовый сердечник с нанесенными на переднюю кромку оболочки шестью специальными насечками, позволяющими пуле раскрыться в виде «цветка смерти» с шестью лепестками.

Зажигательно-разрывные боеприпасы

Чтобы обойти запрет, конструкторы разных стран занялись разработкой боеприпасов, пули которых действительно разрывались бы на мелкие части при попадании в цель.

Внутри пулевой капсулы размещали заряд взрывчатки, которая детонировала при соприкосновении с целью. Фактически в теле жертвы раздавался микровзрыв, многократно увеличивающий повреждение внутренних органов. Они значительно опаснее печально знаменитых «дум-дум», но имеют один очень существенный недостаток, который конструкторам до сих пор не удается устранить.


Даже минимальный заряд взрывчатки, находящийся в современных разрывных пулях, может в любой момент детонировать. Особенно это опасно в боевом походе. Военнослужащие могут передвигаться на бронетехнике или перебежками, падать и переползать, а детонация даже маленькой пули способна привести к серьезным увечьям, надолго выведя бойца из строя.

Они очень дороги в производстве, поэтому чаще всего используются снайперами, поражающими цель из винтовок крупного калибра с расстояния в несколько километров. Подобный принцип действия имеют и зажигательно-разрывные пули авиационных пулеметов и зенитных средств ПВО.

Пули со смещенным центром

Пентагон первым разместил заказ на приобретение принципиально нового автоматного патрона 5,56х45 мм, пуля которого имела смещенный центр тяжести. Во время полета такая пуля демонстрирует прекрасную баллистику, но при соприкосновении с костями резко изменяет свое направление. Фактически она начинает кувыркаться, нанося жертве чудовищные внутренние повреждения. Часто она разламывается, оставляя в теле несколько осколков.


Попадание в дерево всего одной пули со смещенным центром

Советский союз не стал отставать, представив мало импульсный патрон 5,45х39 мм, который подходит для стрельбы из автомата Калашникова АК-74 и его более поздних модификаций. За счет небольшой воздушной полости в передней части центр тяжести пули смещен назад, заставляя ее кувыркаться при попадании в цель.

Такие патроны обладают гораздо меньшей пробивной мощностью, чем патроны калибра 7,62 мм АК-47, но наносят гораздо более серьезные ранения противнику, выходя из его тела под углом 30-40 градусов от первоначального направления выстрела.

Современные осколочно-проникающие пули

Сегодня производство сверхэффективных стрелковых боеприпасов набирает все большие обороты. Американцы представили вариант осколочно-проникающих пуль, которые не раскрываются, а разлетаются на несколько (как правило, 8) осколков. При этот дно продолжает движение в виде самостоятельной поражающей единицы и разрывая все на своем пути.

Такие боеприпасы предлагают использовать в гражданском оружии, прежде всего в помповых дробовиках. По мнению американских властей, они позволяют более надежно защищать жизнь жителей США от нападения преступников и террористов. Но мы-то знаем, что любое гражданское оружие очень легко превращается в боевое. А складской запас экспансивных боеприпасов может оказаться как нельзя кстати не только для бойцов спецподразделений, но и для боевиков, готовящихся совершить крупный террористический акт…

Первыми на недостатки оболочных пуль обратили внимание британцы, которые вели колониальные войны практически на всех заселенных людьми континентах. Особенно их поражала выносливость африканских туземцев и воинов маори, которые даже с несколькими дырами в груди продолжали атаковать врага, падая только после точных попаданий в голову или сердце.

Снаряжение различных пуль Полева и их модификаций

В теме уважаемого hollowpoint о применении пуль Полева на различных охотах, форумчан постоянно сносило на темы снаряжения патронов этими пулями и результатов их отстрела. Хотя, казалось бы, в инструкциях к этим пулям все описано достаточно четко, существующее разнообразие порохов, пуль разного производства и т.п. делает эту тему весьма актуальной. Следуя разумному совету hollowpoint, предлагаю обсудить, кто как снаряжает эти замечательные пули, т.е. изобретает и модифицирует велосипед. В обсуждении приветствуются даже прописные истины, чтобы не отсылать новичков форума к древним архивам. Не приветствуются отклонения от темы и категорически запрещается некорректность участников обсуждения по отношению друг к другу.
Хотел выложить данные в специальной теме о ППЦЭ, но уже не нашел ее, видимо, автор ее закрыл.

Хотел выложить данные в специальной теме о ППЦЭ, но уже не нашел ее, видимо, автор ее закрыл.

Итак, опыт первый.
В разгар прошлого сезона решил попробовать Сунар – 42 Магнум. Спешно снарядил по паре патронов на Соколе и на Сунаре по баночным навескам, зарядил по одной пуле Полева-3 и Полева-6 на каждый порох. И стрельнул по связанным скотчем в “пакет” трем липовым доскам по 5 см каждая.
“Соколиные” пули пробили пакет практически насквозь. Причем, П-3 прошла дальше П-6. “Сунаровские” застряли на границе второй и третьей доски.
Этот супертест закончился для меня разочарованием в Сунаре и возвращением к старому доброму Соколу.
Время сомнений.
К началу этого сезона получил от Виктора Ивановича две коробки ППЦЭ. Обкладки с тремя лепестками, свинцовая головка весом 25.25 г. Все расстрелял с Соколом. В основном, на пострелушках. Но свинку и косулю две пули настигли. Звери легли чисто. О работе пуль сложилось четкое мнение:”Внушаеть!”. Но постоянное пребывание на Ганзе стало подтачивать мое негативное отношение к Сунару. Не может быть, чтобы столько народу, включая самого Полева, говорили о нем положительно, а я оказался самым умным разоблачителем этого порошка. Тем более, что на дробовых патронах вылезла разница польских гильз, которые я ранее использовал, с нашими. У поляков чуть больше внутренний диаметр, что создает проблемы с обтюрацией полиэтиленовых пыжей.
Опыт второй.
На днях получил вторую партию ППЦЭ. Обкладки из двух половинок. Голова 25.5 г. Сезон на копытных практически закончен. Пора проверить свои сомнения. Сделал бутерброд: пачка старых газет толщиной 7.5 см, за ним ДСП толщиной 1.5 см, за ней еще пачка газет 10 см и еще одна ДСП. ДСП в середине означала кости-хрящики в теле гипотетического зверя.
Снарядил четыре патрона. Общие условия: капсюлированные гильзы от В.И.Ш., черные полиэтиленовые, капсюль СХ-2000, пули – прямо на порох, заделка “шалашиком” на УПС-5. Порох: 1) Сокол 2.1 (на банке 2.3), 2) Сокол 2.3, 3) Сунар-42 Магнум 2.1 (по банке), 4) Сунар 2.3 (по мнению многих форумчан, что Сунар любит повышенные навески). Отстрелял в четыре доли одного и того же “бутерброда”. Результат поразил.
Соколы еле проломили ДСП за первым слоем газет. Сокол 2.1 – пуля банально застряла в ДСП. На Соколе 2.3 хвостовик и основное тело пули тоже застряли в ДСП, сильно раскрошив газеты вокруг, ударное воздействие пули еще пробило – промяло около 1 см газет за ДСП. Обе пули на Соколе разлетелись “в дым” на мелкие чешуйки свинца.
Сунаровский 2.1 – пробил 7.5 см газет, ДСП и еще почти 3 см газет. Чемпион – на Сунаре 2.3. Весь первый газетный слой 7.5 см – ДСП и еще 4.5 см газет. От обеих “сунаровских” пуль остались большие куски свинцовых головок, развернутых в форме что-то вроде полумесяца.Именно эти куски прошли за ДСП, проделали каналы в глубину второго слоя, застряв там. Но и еще дальше, от их ударного воздействия вмялись и полопались газетные листы на глубину 2-3 см.
Отверстия при вхождении всех пуль были аккуратными. Но каналы их прохождения, уже после первого сантиметра глубины, были заполнены мелкой бумажной трухой. Особенно сильно это было выражено у “сунаровских”.
Когда разбирал эти слои, стало жалко зверей.
Конечно, четыре выстрела – это не серьезный эксперимент. Но Сунар 42 Магнум в моих глазах себя реабилитировал и даже более того. В ближайшие выходные буду стрелять партию на кучность, снаряженную этим порохом.
На фото: Мой бутерброд. Входные отверстия пуль: верхний левый угол Сокол – 2.1, Верхний правый – Сокол 2.3, Нижний левый – Сунар 2.1, Нижний правый – Сунар 2.3. Остатки “сунаровских” пуль.

Читайте также:  Как ставить петли на зайца правильно зимой, весной, осенью и летом





Нет. Та называлась “Новая пуля ППЦЭ”. А за ссылочку спасибо.

В теме уважаемого hollowpoint о применении пуль Полева на различных охотах, форумчан постоянно сносило на темы снаряжения патронов этими пулями и результатов их отстрела. Хотя, казалось бы, в инструкциях к этим пулям все описано достаточно четко, существующее разнообразие порохов, пуль разного производства и т.п. делает эту тему весьма актуальной. Следуя разумному совету hollowpoint, предлагаю обсудить, кто как снаряжает эти замечательные пули, т.е. изобретает и модифицирует велосипед. В обсуждении приветствуются даже прописные истины, чтобы не отсылать новичков форума к древним архивам. Не приветствуются отклонения от темы и категорически запрещается некорректность участников обсуждения по отношению друг к другу.
Хотел выложить данные в специальной теме о ППЦЭ, но уже не нашел ее, видимо, автор ее закрыл.

Цветы смерти. «Дум-дум» и другие убойные пули

Официально использование разрывных пуль запрещено Гаагской международной конвенцией в далеком 1899 году, но даже сегодня они продолжают использоваться в военных действиях. А американские конструкторы называют их экспансивными патронами, используемыми для охоты на крупную дичь.

Нарезное оружие и его недостатки

Появление в XIX веке огромного количества видов нарезного стрелкового оружия стало периодом массовых экспериментов, целью которых являлось усовершенствование боеприпасов, способных с одного выстрела если не уничтожить, то наверняка вывести солдата армии противника из строя.

В гладкоствольном оружии отличные результаты демонстрировали свинцовые пули, которые при попадании в цель расплющивались, нанося ужасающие повреждения противнику. Но появление нарезов ствола, увеличивающих дальность и точность выстрела, все изменило. Свинцовые пули деформировались и срывались с нарезов, а точность поражения целей резко падала.

Выходом из положения стало производство патронов оболочного типа. В них свинцовый сердечник защищало плотное медное, латунное, мельхиоровое или стальное покрытие, которое плотно цеплялось за нарезы ствола и придавало пуле отличные баллистические характеристики. Они точно поражали цели с большого расстояния, но наносимые ими раны были недостаточно ужасны. А раненые даже несколько раз солдаты могли продолжать ведение боевых действий.

Проблемы оболочных боеприпасов

Первыми на недостатки оболочных пуль обратили внимание британцы, которые вели колониальные войны практически на всех заселенных людьми континентах. Особенно их поражала выносливость африканских туземцев и воинов маори, которые даже с несколькими дырами в груди продолжали атаковать врага, падая только после точных попаданий в голову или сердце.

Первый признак недовольства проявили в 1895 году британские солдаты, которые воевали в индийском ханстве Читрал, расположенном на границе с Афганистаном. Они заявили, что выдаваемые им боеприпасы неэффективны, раз раненые афганцы не падают после первого же попадания.

Перезарядка винтовок занимала достаточно много времени, а наступавшие туземцы категорически не хотели умирать, из чего солдаты сделали вывод о том, что правительство Ее Величества решило сэкономить, обеспечивая их некачественными патронами.

Выход из положения предложил капитан Невилл Берти-Клэй. Он предложил производить слегка видоизмененные пули к патрону .303 British, использовавшемуся в качестве боеприпаса к винтовкам Lee-Metford и Lee-Enfield.


Различные варианты патронов .303 British

Офицер просто удалил с наконечника стандартной пули около 1 мм медного сплава. Свинцовый сердечник оголился, а эффект от поражения целей превзошел даже самые смелые ожидания.

Первая партия новых патронов была произведена на оружейной фабрике индийского города Калькутты. Она располагалось в пригороде Дум-Дум, который и дал название самым страшным стрелковым боеприпасам того времени.

Летающая смерть

Испытания новых патронов проходили в боевой обстановке и продемонстрировали их невероятную эффективность. При попадании в цель пуля останавливала на бегу даже самого сильного мужчину. Раненого буквально отбрасывало назад, и в большинстве случаев он больше вообще не мог встать на ноги. От его тела в стороны отлетали куски плоти, отчего пули начали называть разрывными. Но они не разрывались на части внутри тела, как до сих пор думают многие.

Во время англо-бурских войн в прессу попал целый ряд фотоснимков, на которых были запечатлены жертвы пуль «дум-дум». При относительно небольшом входном отверстии выходное представляло собой огромную рваную рану, а после ранения в руку или ногу конечности оставалось лишь ампутировать.

Британцам достаточно было всего один раз попасть в атаковавшего их туземца, чтобы сделать его полностью небоеспособным, нанеся сложные переломы костей, разрывы внутренних органов и многочисленные повреждения мягких тканей. Подавляющее большинство жертв пули «дум-дум» умирали в течение получаса, не сумев справиться с полученными ранениями и болевым шоком.

Остановить процесс самоуничтожения человечества

В конце XIX века разрывные пули, как и появившиеся пулеметы, стали самым страшным оружием того времени, которое поставило человечество на грань физического уничтожения. Некоторые военные эксперты сравнивают пулеметы и разрывные пули с современным ядерным оружием, защититься от которого практически невозможно.

Даже правительство Великобритании осознало, чем может закончиться будущая мировая война, в реальности которой уже тогда никто не сомневался. Вместе с 14 другими ведущими странами мира в 1899 году была подписана Гаагская конвенция о запрещении производства и использования разрывных пуль.

В течение нескольких лет к этой конвенции присоединилось и большинство других стран мира (не забываем, что в то время огромные территории являлись колониальными владениями, а общее количество независимых государств было не очень-то и велико).

Пулеметы же, которые прекрасно стреляли патронами с целостной оболочкой пули, но заклинивали с разрывными боеприпасами, решили не запрещать. И они сказали свое ужасающее слово на полях Первой мировой войны, буквально «скашивая» наступающие цепи. Даже трудно себе представить, людей полегло бы в этой войне, если бы противоборствующие стороны еще использовали и разрывные пули.

Расстрел за «крестик» на пуле

Правда, и Первая, и Вторая мировые войны все же полностью не обошлись без использования разрывных патронов. Несмотря на официальный запрет, многие солдаты изготавливали их кустарным способом.

В период затишья перед боем некоторые военнослужащие всех без исключения армий брали в руки напильники и точильные камни. С их помощью они стачивали наконечники у своих патронов, либо делали на них Х-образные надрезы.

Такая нехитрая манипуляция превращала обычную пулю в разрывную. Она сплющивалась при ударе о кости и раскрываясь внутри жертвы в виде «цветка смерти». В бою использование таких боеприпасов давало серьезное преимущество, но попадать в плен было категорически нельзя. Во всех армиях существовал приказ расстреливать на месте любого пленного, у которого в подсумке будут обнаружены разрывные патроны или принадлежности для их изготовления.

Разрывные пули СССР

Советский Союз также не стал полностью отказываться от идеи дать своим военнослужащим разрывные пули. Несколько конструкторских бюро работало над созданием отечественных «дум-дум». Даже были представлены опытные образцы боеприпасов ДД и Р-44.

Главным препятствием к их дальнейшему производству стали малая дальность стрельбы (300 метров вместо требуемых 500 м), а также низкие баллистические характеристики пули. По мнению руководства, враг мог бы спокойно расстреливать советских бойцов с далекого расстояния, что, естественно, никого в СССР не устраивало.

Несмотря на запрет, из-за своих останавливающих возможностей разрывные пули крупного калибра до сих пор используются при охоте на крупных животных. До широкого распространения помповых дробовиков, бойцы спецподразделений применяли разрывные пули для уничтожения террористов в местах массового скопления людей, особенно в самолетах.

Правда, пороховой заряд в этих боеприпасах уменьшался для того, чтобы пуля не «прошивала» человека насквозь, и не давала опасных рикошетов.


Пистолетные патроны СП-7 с пулей с пластмассовым наконечником

Спецподразделения России до сих пор используют советские патроны СП-7 и СП-8. Они имеют легкий пластмассовый сердечник с нанесенными на переднюю кромку оболочки шестью специальными насечками, позволяющими пуле раскрыться в виде «цветка смерти» с шестью лепестками.

Зажигательно-разрывные боеприпасы

Чтобы обойти запрет, конструкторы разных стран занялись разработкой боеприпасов, пули которых действительно разрывались бы на мелкие части при попадании в цель.

Внутри пулевой капсулы размещали заряд взрывчатки, которая детонировала при соприкосновении с целью. Фактически в теле жертвы раздавался микровзрыв, многократно увеличивающий повреждение внутренних органов. Они значительно опаснее печально знаменитых «дум-дум», но имеют один очень существенный недостаток, который конструкторам до сих пор не удается устранить.


Даже минимальный заряд взрывчатки, находящийся в современных разрывных пулях, может в любой момент детонировать. Особенно это опасно в боевом походе. Военнослужащие могут передвигаться на бронетехнике или перебежками, падать и переползать, а детонация даже маленькой пули способна привести к серьезным увечьям, надолго выведя бойца из строя.

Они очень дороги в производстве, поэтому чаще всего используются снайперами, поражающими цель из винтовок крупного калибра с расстояния в несколько километров. Подобный принцип действия имеют и зажигательно-разрывные пули авиационных пулеметов и зенитных средств ПВО.

Пули со смещенным центром

Пентагон первым разместил заказ на приобретение принципиально нового автоматного патрона 5,56х45 мм, пуля которого имела смещенный центр тяжести. Во время полета такая пуля демонстрирует прекрасную баллистику, но при соприкосновении с костями резко изменяет свое направление. Фактически она начинает кувыркаться, нанося жертве чудовищные внутренние повреждения. Часто она разламывается, оставляя в теле несколько осколков.


Попадание в дерево всего одной пули со смещенным центром

Советский союз не стал отставать, представив мало импульсный патрон 5,45х39 мм, который подходит для стрельбы из автомата Калашникова АК-74 и его более поздних модификаций. За счет небольшой воздушной полости в передней части центр тяжести пули смещен назад, заставляя ее кувыркаться при попадании в цель.

Такие патроны обладают гораздо меньшей пробивной мощностью, чем патроны калибра 7,62 мм АК-47, но наносят гораздо более серьезные ранения противнику, выходя из его тела под углом 30-40 градусов от первоначального направления выстрела.

Современные осколочно-проникающие пули

Сегодня производство сверхэффективных стрелковых боеприпасов набирает все большие обороты. Американцы представили вариант осколочно-проникающих пуль, которые не раскрываются, а разлетаются на несколько (как правило, 8) осколков. При этот дно продолжает движение в виде самостоятельной поражающей единицы и разрывая все на своем пути.

Такие боеприпасы предлагают использовать в гражданском оружии, прежде всего в помповых дробовиках. По мнению американских властей, они позволяют более надежно защищать жизнь жителей США от нападения преступников и террористов. Но мы-то знаем, что любое гражданское оружие очень легко превращается в боевое. А складской запас экспансивных боеприпасов может оказаться как нельзя кстати не только для бойцов спецподразделений, но и для боевиков, готовящихся совершить крупный террористический акт…

Расстрел за «крестик» на пуле

Акула по-турецки

Из акулы можно приготовить не только знаменитую уху из плавников, но и другие вкусные блюда.

Во время путешествия на автомобиле вдоль побережья Эгейского моря мы остановились на два дня в Бодруме. Трехэтажная вилла, где мы сняли апартаменты, и небольшой уютный ресторан стояли на самом берегу и утопали в зелени. Мой приятель Александр, тренер сборной России по картингу, настоящий фанат рыбалки, как только увидел воду, сразу схватил удочки и пошел ловить рыбу на длинный, почти безлюдный пирс, уходящий далеко-далеко в море.

Дома Александр появился поздно вечером, и мне показалось, что они с сыном сразу легли спать. А мне не спалось. Я долго ворочался в постели, потом решил прогуляться. Вереница светильников, равномерно освещавшая пирс, бросала на воду блики и размытые круги отражений. Я попытался разглядеть через них дно, но оно смутно виднелось лишь там, где свет уже рассеивался. Неожиданно я увидел, как в толще воды промелькнула какая-то яркая серебристая вспышка. «Показалось», — подумал я, но блестки возникли снова и тут же погасли. А вскоре я заметил прозрачные очертания плывущего кальмара. Он двигался толчками, импульсивно сжимаясь и фосфорически вспыхивая. Вдруг кальмар остановился и резко ушел на глубину. Когда я его увидел снова, он был весь сочного красного цвета. Отчетливо выделялись темные точки глаз. Внезапно кальмар окрасился в зеленый цвет и казался сделанным из резины. Еще два ритмичных движения — и он стал ярко-фиолетовым. А потом неожиданно, как по волшебству, исчез. Я пригляделся и снова увидел контуры прозрачного тельца кальмара, когда он попал на свет. Внизу плавал косяк ставридок. При появлении моллюска рыбки торопливо отошли в сторону, но одна замешкалась. Кальмар тут же реактивным снарядом рванулся вниз, и я увидел, как он схватил щупальцами рыбку.

Кусочки рыбного филе — универсальная насадка для морской рыбалки.

— Ты что не спишь, полуночник? — раздался за моей спиной голос, и я от неожиданности вздрогнул.

Ко мне подходил Александр с удочками в руках.

— Да и тебе не спится, — ответил я.
— Решил еще порыбачить. Ведь крупная рыба только ночью к берегу подходит.

Александр передвигался по пирсу, подсвечивая воду карманным фонариком. Обнаружив под настилом плотный косячок небольшой ставридки, остановился. Выловив на хлебный мякиш короткой легкой удочкой несколько рыбок, он разрезал их поперек на кусочки, приготовив наживку, затем целой ставридкой наживил самую толстую удочку, оснащенную стальным поводком, и, отправившись на самый конец пирса, закрепил ее там в петле арматуры. Вернувшись, он взял среднюю удочку и, наживив ее кусочком рыбной резки, стал ловить вполводы.
Поклевок долго не было. Неожиданно в круг света вышло длинное, узкое существо, очень напоминающее змею.

— Кто это, морская змея? – взволнованно спросил Александр.

Я судорожно стал вспоминать что-либо о похожем существе — обитателе Средиземного моря — и ничего не вспомнил: морские змеи здесь не водились.

— Смотри, у нее клюв тонкий, как у птицы, — сказал Александр.
— Да это же сарган! — дошло до меня, и я вспомнил, что читал когда-то об этой редкой рыбе.

Сарган, несмотря на странный вид, является ярым морским хищником.

Сарган обитает в основном в открытом море, но нерестится возле берега. Мальки имеют
короткий клюв, который отрастает по мере роста рыбки. Годовалый сарган откочевывает на глубину в места своего постоянного обитания. Взрослая особь обычно вырастает до 90 см.
В этой рыбе было примерно столько же.

— Видимо, этот сарган подошел к берегу по-охотиться за мальком, — шепотом пояснил я.

Рыба на время исчезла из светового круга, но вскоре вернулась. Я продолжал рассказывать про саргана. Александр, не дослушав меня, уже подбросил рыбе наживку. Она сразу клюнула, но кусочек ставридки взяла аккуратно, самым кончиком «клюва».

— Тащи, папа! — послышалось за нашими спинами.

Увлеченные, мы не заметили, как подошел Максим. С подсечкой Александр не торопился. Сарган сделал проталкивающее движение головой, и насадка прошла к середине «клюва».

— Подсекай, папа!
—Еще рано.

Движение головой — кусочек ставриды оказался в уголке рта саргана. И тут подсечка. Рыба, извиваясь, заходила на крючке.
— А вдруг это все-таки змея? — продолжая удерживать рыбу, спросил меня Александр.

— Сарган, сарган! Я́ тебе говорю.

Снасти были прочные, крючок зацепился надежно, и вскоре Александр выволок чудо-рыбу на берег. Он мужественно взял ее в руки и, освободив от крючка, бросил в садок. А потом Александр поймал второго саргана…

Мы совсем забыли про оставленную на конце пирса удочку, и когда, вспомнив, шли с Максимом проверить ее, увидели в воде какое-то темное тело, напоминающее бревно. Оно медленно двигалось. Мы остановились.

— Ах какая огромная рыбина! — крикнул Максим отцу.

Александр подошел. Рыба тем временем заплыла под пирс, куда снесло течением леску забытой удочки. И вдруг на наших глазах удочка стала выгибаться, а подсоединенная к ней большая катушка равномерно и очень звонко трещать в ночной тишине. Александр мягкими прыжками метнулся к снасти и произвел резкую подсечку.

Вначале рыба стояла как вкопанная, и Александру никак не удавалось сдвинуть ее с места. Потом началось какое-то движение, и мы неожиданно увидели полутораметровую акулу. Она появилась с другой стороны сваи. Александр тянул со всей силы, чтобы рыба зашла обратно, но акула не поддавалась, хотя вела себя довольно спокойно. Рыболов лег на пирс, решив просунуть спиннинг за сваю, но в это время коварная хищница проявила неожиданную резвость и снова метнулась в тень пирса. Леска окончательно запуталась вокруг сваи.

— Максим, беги за багром, справа от двери, в зеленом чемоданчике, — сказал, тяжело отдуваясь, Александр, пытаясь протянуть мне за сваей вершинку спиннинга.

Мне никак не удавалось до нее дотянуться: свая была немного в глубине. Но потом я догадался просунуть ногу в выступающую петлю арматуры и, получив опору, согнулся пополам, глубоко проникнув под пирс. Хорошо еще, что я профессионально занимался спортом…

Акула — прекрасный пловец. Ее тело имеет идеальную обтекаемую форму.

Нам удалось размотать леску, но напуганная моим появлением акула стала метаться и вновь закрутила ее вокруг сваи. Или она была очень хитра, эта акула, или же мы были недостаточно ловки, но всякий раз, когда казалось, что она вот-вот должна поддаться, пленница снова затаскивала леску за сваю. Натяжение было сильное, мы боялись, что тонкая леска перетрется о наросты мелкого ракушечника, облепившего сваю.

Наконец нам показалось, что акула выдохлась. Она несколько минут стояла неподвижно, подтянутая к самой свае. Отдохнув, я сгруппировался и полез под пирс распутывать леску. И тут рыба сделала последний роковой рывок. Леска лопнула. Однако, освободившись, акула продолжала стоять на месте, а два взрослых мужика, раскрыв рты, почти в упор смотрели на нее и ничего не могли сделать.

— Папа, багор! — послышалось в полной тишине.

Взяв у сына инструмент, Александр медленно подвел его под рыбу… Все произошло в один миг: оглушительный удар рыбьего хвоста, фонтан брызг — и колючая акула на пирсе. Грузно упав на дощатый настил, она соскочила с багра и принялась высоко подпрыгивать, намереваясь снова оказаться в море. Александр отталкивал ее багром на середину пирса. Тут я заметил, что к нам бежит какой-то человек в униформе. Приблизившись, он направился прямиком к акуле и, встав на одно колено, двумя ударами мощного кулака прикончил ее, затем поднялся, улыбнулся и поздравил нас. Как оказалось, это был охранник ресторана, большой любитель рыбалки. Он сказал, что такие великолепные трофеи колючих акул ему здесь никогда не попадались. А когда он увидел плавающих в садке сарганов, радости его не было предела. Он улыбался, повторял: «Клыч, клыч!» и подносил кончики пальцев ко рту, показывая, насколько эта рыба вкусна.

На следующий день охранник и повар ресторана организовали для нас экзотический ужин в беседке с видом на море. Уха из акульих плавников по-восточному и клыч, поданный на подносе в пламени зажженного кальвадоса, были фантастически вкусны.

— Смотри, у нее клюв тонкий, как у птицы, — сказал Александр.
— Да это же сарган! — дошло до меня, и я вспомнил, что читал когда-то об этой редкой рыбе.

Медальоны с черносливом из свиной вырезки с грибным соусом

Блюдо от шеф-повара «свиные медальоны в беконе», начиненные черносливом готовится быстро и не потребует большого кулинарного опыта и умений. Попробуйте блюдо по рецепту Василия Емельяненко, и вы точно получите много похвал от родных.

Ингредиенты:

  • 1 свиная вырезка свиная
  • 100 г бекона
  • 4 ш. чернослив
  • Замороженные шампиньоны
  • 1 луковица
  • 1 ст. л. сливочного масла
  • 1 ст.л. растительного масла
  • Перья зеленого лука
  • Сливки 33%
  • Черный перец, соль

Нарезать свиную вырезку на порции и немного отбить. Сделать в центре кусочков небольшие дырочки, вставить в них чернослив. Замотать все кусочки свиной вырезки беконом, обжарить их на сковородке, добавить немного растительного масла. Обжаривать с каждой стороны по 1 мин. Посолить, поперчить по кусу и поставить в духовку, разогретую до 180 градусов на десять минут.

Во время запекания медальонов нужно приготовить соус. Измельчить замороженные шампиньоны, нарезать мелко лук, обжарить на сковородке, добавив немного подсолнечного масла.

Положить в сковороду с луком грибы, обжарить еще 1 минуту, добавить одну столовую ложку сливочного масла. Затем грибы с луком посолить и положить в сковороду пару столовых ложек сливок. Потушить соус пару минут, постоянно помешивая, налить в сковородку немного грибного бульона. Добавить нарубленный зеленый лук и хорошо перемешать.

Выложить медальоны на широкую тарелку, обильно сверху полить соусом и подавать к столу.


Ингредиенты:

Ссылка на основную публикацию