Охота на волка в жабовнике в пустыне Бетпак-Дала

Большая охота на волков в ГБАО. Главное – не переусердствововать


В январе нынешнего года в одном из сел района волки напали на пятилетнего ребенка и на мужчину. В марте в кишлаке Миденшор джамоата Поршнев Шугнанского района стая волков напала на двух жительниц, женщины скончались от полученных ран.

Конструкция и особенности лестницы

Сделать лестницу для охоты не составит труда. Для ее изготовления понадобятся:

  • гвозди
  • легкие жерди длиной около 3,5 м
  • 8 поперечин по 85-90 см, которые должны обладать достаточной крепостью, чтобы выдержать вес человека

Также к верху лестницы должна быть прибита поперечина длиной примерно 1,5 м, чтобы устанавливать сооружение между рядом растущими деревьями. На лестнице обычно делается сиденье, предназначенное для того, чтобы охотник мог там удобно расположиться, ведь ждать приходится долго.

Для его изготовления к лестнице прибиваются две поперечины по разные стороны лестницы. Одна из поперечин должна быть прибита выше, так как лестница после установки между деревьями стоит под небольшим углом. Поперечины, служащие сиденьем, следует обработать для более комфортного расположения на них охотника.

Во время засидки рекомендуется сидеть на мягкой поверхности, ведь время охоты измеряется часами. Для смягчения сиденья могут использоваться подручные средства: мешок с соломой или кусок поролона. Расстояние до поперечины под ногами человека, сидящего на лестнице, должно быть равно длине его голени.

Ногам охотника ни в коем случае нельзя находиться в воздухе или быть слишком высоко поднятыми. При правильном расположении на лестнице ноги удобно опираются на поперечину. Не стоит забывать про спину сидящего человека – под нее делается специальная поперечина, имеющая длину не менее 1,5 м.

Засидку необходимо устраивать в виде лабаза. Если этого сделать не получается, то волчонка следует оставить привязанным на берегу водоема, а место, где будет располагаться охотник, устраивать на противоположном берегу. Но оптимальное расстояние, которое будет между волчонком и охотником, не следует делать больше 25 м. Волчонка также можно связать, и, посадив в мешок, подвесить его недалеко от засидки.

Питание волка

Волк — хищник, основу питания которого составляют средней и крупной величины млекопитающие. Почти повсеместно он связан с копытными животными, составляющими его главную пищу. Количество и доступность ее определяют и численность хищников. От особенностей жизни копытных зависит и образ жизни волков, различный в разных районах прежде всего потому, что не одинаковы видовой состав и биология диких копытных животных или способы содержания домашних животных в этих районах. Если не основное, то все же важное значение в питании волков имеют животные средней и небольшой величины — сурки, зайцы, барсуки, лисы, хорьки и некоторые другие. Во многих местах волки успешно охотятся на собак, а в районах, где акклиматизированы енотовидные собаки, в большом числе уничтожают и их. Из мелких млекопитающих волки ловят сусликов, мышей, хомяков, полевок и других грызунов, а также насекомоядных. В сельскохозяйственных лесостепных и степных районах волки поедают мелких грызунов на полях. Успешно охотятся на водоплавающих, особенно во время их линьки. Страдают от волков и куриные птицы, главным образом кладки и молодые. Волки уничтожают много домашних и диких гусей. Рептилий (ящериц и змей), лягушек, реже жаб, а также крупных насекомых волки поедают при недостатке другой пищи. В голодное время хищники охотно едят падаль, посещая скотские могильники, бойни, салотопни или специально выложенную приваду. Если такие места выброса падали постоянны, они могут определять зимние маршруты волчьих стай.

Во многих, если не во всех, районах к животной пище волков добавляется и растительная. Звери охотно едят ягоды рябины, ландыша, черники, голубики и брусники (в лесной зоне), паслена (Solarium nigrum), плоды яблони, груши и др. (на юге). Летом охотно посещают бахчи, поедают арбузы, дыни и часто наносят ощутимый ущерб не столько поеданием плодов, сколько их порчей. Часто едят различные злаки, а в приуральских степях — нежные и сладкие побеги тростника.

У волков нередок и каннибализм. В голодное зимнее время ослабевшего или раненого зверя часто разрывает стая. Разрывают и того самца, который в борьбе за самку оказался сильно израненным. Каннибализм в неволе наблюдался при переводе волчат с мясной пищи на молочные и растительные корма. Более сильные волчата разорвали и съели слабого. Голодные волки ожесточенно дерутся из-за пищи и часто убивают более слабых, которые после этого почти всегда съедаются. Описываются случаи, когда волки убивали и поедали подранков или трупы погибших сородичей. Таким образом, эти звери вообще неразборчивы к пище, но при возможности поедают лишь лучшие корма; это особенно относится к летнему времени и касается растительных кормов, нужда в которых не так велика.

Волк — зверь очень выносливый- Способен, не теряя силы и быстроты бега, переживать длительные, по неделе и более, голодовки. Но при удачной охоте очень прожорлив и, по мнению некоторых авторов, может съедать сразу большое количество пищи — до 25 кг, наедаясь как бы впрок. Наблюдалось, как выводок в 7—10 волков за ночь начисто съедал лошадиную тушу. В низовьях р. Или (Казахстан) пара волков за один раз съедала косулю весом в 25—30 кг или дикого подсвинка весом в 30—40 кг. В Бадхызе (Туркмения) наблюдали, как волк съел молодого архара весом около 10 кг. Однако эти цифры не характеризуют количество именно съеденной за один раз пищи. Часть ее обычно растаскивается и запрятывается, особенно при избытке пищи. К тому же животных, зарезанных волками, часто доедают гиены, шакалы и особенно грифы. В Бадхызе скелет осла, зарезанного парой волков в начале ночи, уже утром оказался совершенно очищенным от мяса. В желудках волков редко находили более 1,5—2 кг пищи одновременно. По точным данным П. А. Мертца, в один прием волк съедает не более 3 кг пищи, а проглоченное сверх этого вскоре отрыгивает. Об относительно небольшом количестве мяса, съедаемого волком в один прием, говорят и цифры, приведенные выше о весе волков.

Питание волков в различные сезоны существенно отличается, и с этими переменами связано изменение образа жизни хищников — их переход с оседлого существования в теплое время года к кочевому образу жизни зимой- Летом для волков доступны разнообразные корма, количество которых в этот период максимально. Поэтому летнее питание волков разнообразно. В нем основную долю в разных районах занимают разные корма, но по преимуществу — животные средней и малой величины. Значение копытных в этот период наименьшее, хотя волки охотятся и за ними. Так, у молодого волка, убитого 3 июля 1944 г. в Башкирском заповеднике, в желудке найдены остатки мараленка, лапа крота и 2 птенца воробьиных; у прибылого волка, добытого 17 августа 1941 г., в желудке найдено 16 ящериц. В долине р. Урал волки летом часто навещали бахчи и ели арбузы, а на Шайтантау в год урожая степной вишни в большинстве экскрементов волка встречались ее косточки. В конце лета и начале осени волки охотятся на пасущийся скот, диких копытных, ловят зайцев, раскапывают ондатровые норы и хатки, ловят мелких зверьков и птиц, а у водоемов успешно добывают линную водоплавающую птицу.

После выпадения снега питание ухудшается. В это время основное внимание волки обращают на копытных. В самое голодное время волки приближаются к населенным пунктам, охотятся на собак, нападают на скот в хлевах даже днем и охотно посещают скотомогильники и падаль.

Зимой волки рыщут по дорогам, неохотно сворачивая в снег при появлении не только одиночных саней, но даже и обоза. В это время волки нападают и на лосей. Однако нападение одиночного зверя на взрослого лося, особенно при более или менее глубоком снеге, часто кончается гибелью волка. Так, зимой 1952/53 г. в Верхне-Тоемском районе Архангельской области были найдены 2 волка, убитых лосями. Нападения стаей обычно бывают успешны. В марте — апреле в лесной зоне при пасте волки уже реже появляются около деревень и рыскают преимущественно по лесам, охотясь по насту на косуль, лосей и оленей.

Ранняя весна (после наста) — наиболее голодное время, когда волки очень сильно вредят животноводству (особенно в степи), уничтожая преимущественно молодняк. Примерно в это время в степи и в пустыне, а также в тундре волки охотятся загоном на беременных копытных (джейранов, сайгаков, косуль, оленей). Ко времени рождения молодняка они собираются к местам отела, где истребляют как взрослых, так и молодняк.

После таяния снега и начала весеннего размножения животных (конец апреля — мая) волки переходят преимущественно на питание средними и мелкими позвоночными. Молодых в июне начинают кормить главным образом животными, а молоко матери служит им лишь подсобной пищей. В июне волчата уже ходят самостоятельно к водопоям. С августа обычно учащаются нападения на домашний скот.

Питание волков в различных районах отличается заметно. У волков тундры в питании в снежное время безусловно доминируют дикие и домашние олени (преимущественно телята и важенки). Попадаются зайцы, песцы и другие животные. В Ненецком нац. округе в желудках добытых зимой я весной 74 волков найдены остатки: северного оленя — 93,1% встреч, мелких грызунов — 5,4%, белой куропатки—4,1%, зайца-беляка—1,3%, лисиц — 1,3% и рыбы — 6,8%. Большое значение в жизни волков, живущих за счет копытных, имеет групповое нападение и массовое «резание» добычи в стадах и отарах. Места таких «потрав» волки часто посещают позднее, используя сохранившиеся остатки. Небольшие группы хищников держатся по побережью моря или у селений, где питаются береговыми выбросами, отбросами промысла, падалью и грабят капканы и ловушки охотников.

В летнем питании волков в тундре значительную роль играют птицы (во второй половине — особенно линные гуси и утки) и мелкие грызуны (лемминги и полевки). Олени, особенно в начале лета (время отела), играют тоже важную роль. В горных районах на северо-востоке заметное место в питании принадлежит снежным баранам, зайцам и суркам.

В тайге Карелии волки нападают на лосей (молодняк), северных оленей, домашний скот, едят падаль; летом ловят грызунов, гнездящихся на земле птиц, а иногда ящериц, лягушек; едят также ягоды, осенью особенно рябину.

В лесах Татарской республики в снежный период волки живут преимущественно за счет млекопитающих (98% встреч), особенно домашних животных и падали (68%), затем мышевидных грызунов (24%) и зайцев (21 %). На долю птиц приходится всего 10% встреч (в % к общему числу исследованных желудков, экскрементов и остатков пищи; В. Попов, 1952). В районе Рыбинского водохранилища волки зимой добывают преимущественно лосей. На Урале они питаются дикими копытными, зайцами, сусликами, домашними животными, птицами; зимой едят падаль и часто преследуют лисиц. В Беловежской Пуще охотятся главным образом за дикими копытными (48%), особенно за кабанами (21%), косулями (18%), оленями (6%). Остатки домашних животных встречены в 28% желудков. Часто добывают зайцев-русаков (16%). В теплое время года значение копытных снижается до 40% (весной) и 31% (осенью). В то же время роль домашних животных в питании возрастает с 32 до 42% (основная добыча — овцы). Собак здесь волки добывают сравнительно редко.

Основу питания волков в лесостепных центрально-черноземных районах составляют домашний скот, зайцы, мелкие грызуны.

В степных районах в 56 данных по питанию волков (желудки, остатки пищи) первое место занимали мышевидные грызуны (35% встреч), затем падаль (17% — преимущественно зимой), собаки, телята, овцы, козы, свиньи (16%). В желудках довольно часто обнаруживались остатки зайцев (8%) и сусликов (5%), в одном случае — лисицы. На долю птиц (преимущественно домашних гусей) пришлось 4%. Единично волки поедают ящериц и насекомых (жуки-навозиики). Из растений в пище представлены ягоды земляники, плоды груши и яблони (падалица). В Усманском лесу частой добычей волков становятся олени, бобры, зайцы и енотовидные собаки. Летом и осенью в пище встречаются остатки собак (38%), зайцев (18%) и овец (13%).

В питании украинских волков позвоночные встречаются в 99,2% данных.

Пища состоит из млекопитающих — 90,7% встреч, птиц — 12,9, рептилий — 5,5, земноводных — 29,6, рыб — 18,5, насекомых — 46,2, растений — 48,1. Среди млекопитающих встречены домашние животные — 48,9% встреч, охотничье-промысловые — 32,6, в том числе зайцы — 22,4, косули — 10,2; мыши— 14,2, полевки — 42,8, землеройки — 6,1. Среди домашних животных 18,2% занимают собаки.

В желудке волка находили до 10 водяных полевок и 15 обыкновенных полевок. Особенно большое значение в пище волков мелкие грызуны приобретают в годы их массовых размножений. Среди птиц преобладали кряква, домашние куры и гуси, среди рептилий — ящерицы, а среди амфибий — жабы. Из рыб находили щук, добываемых волками на заливных лугах (во время разлива). Прочие рыбы подбираются по берегам. Среди насекомых преобладали жуки (100% встреч), прямокрылые (48%) и перепончатокрылые (44%). Из растительных кормов встречены ягоды крушины (Rhamnus cathartica; до 389 в одном желудке), черного паслена (Solarium nigrum; до 9082 семян в желудке), ягоды ландыша (Convallaria majalis, до 486 семян в желудке) и плоды груши (Pirus communis, 140 семян в желудке). В желудках волков на Кавказе помимо животной пищи находили много зерен кукурузы, а в Киевской области плодовые тела грибов p. Tricholoma.

В Кавказском заповеднике в пище волков частота встреч разных групп была следующей: млекопитающие — 90%, копытные — 81%, кабан — 38%, олень — 16%, тур — 12%, серна — 12%, косуля — 7%; грызуны (заяц и мышевидные) — 9%, хищные (медведь, лиса, куница)— 3%, птицы (преимущественно кавказский тетерев) — 7%, плоды, в том числе и ягоды (груша, яблоня, черешня, калина, ежевика, шиповник)—12%.

В Урало-Эмбенской пустыне летние экскременты и остатки пищи волков (268 данных) состояли на 37% из мышевидных грызунов, 9,1% — тушканчиков, 13,6% — сусликов, 2,6% — зайцев, 2,9% — ежей, 8,8% — домашнего скота, 15,8% — птиц, 0,3% — пресмыкающихся, 1,1% — насекомых и 5% — остатков растений.

В северной полосе Казахстана летом добычей волков служат мелкие грызуны (особенно водяная полевка), зайцы, молодые и линные утки, молодые тетерева и белые куропатки, реже косули и домашний скот (овцы). Во время усыхания озер водные птицы и водяная полевка особенно доступны для волков и становятся тогда основной пищей, которой и выкармливаются волчьи выводки. В Казахстане волки также охотно едят падалицу яблок и груш, посещают бахчи. Зимой в Северном Казахстане волки охотятся на домашний скот, косуль и едят падаль. У оз. Кургальджин волки круглый год живут в тростниках. Летом они кормятся водяными полевками и водоплавающей птицей, особенно во время ее линьки; зимой живут за счет кабанов, преследуя их по тропам, которые свиньи протаптывают в снегу.

В пустыне Бетпак-Дала летом волки кормятся джейранами, сайгаками и зайцами; они поедают также песчанок, тушканчиков, черепах, насекомых. Осенью и зимой от них сильно страдают зимующие здесь сайгаки и джейраны, а также домашний скот. В пище волков в южном Прибалхашье преобладают млекопитающие (92—100% встреч), а среди них — копытные (16—100% встреч) и грызуны (10—84% встреч). Из копытных -наиболее важное значение имеют дикие свиньи (10—50% встреч) и косули (5—100% встреч). Часто поедают зайцев-толаев и ондатру. Около водоемов питаются рыбой (преимущественно сазаном). Изредка нападают на лисиц, среди птиц — преимущественно на водоплавающих и фазанов.

Малочисленность в низовьях р. Или остатков домашних животных в пище волка объясняется обилием здесь диких кормов. Экскременты, содержащие землю, свидетельствуют о потребности волков в мелкоземе, особенно во время перехода с летних кормов на зимние и обратно.

В питании туркменских волков важное значение имеют домашние животные; но и дикая фауна, особенно копытные, играют большую роль, особенно для бадхызской популяции волков (южная Туркмения). Это, очевидно, связано с богатством Бадхыза дикими копытными. Основное внимание волков здесь сосредоточено на джейране как наиболее массовом и более доступном виде. Взрослых джейранов волки добывают главным образом на водопоях, скрадывая их из зарослей гребенчука. Известны и случаи нападения волков на куланов, особенно при зимних снегопадах и гололедицах. Известное значение в питании волков па Бадхызе имеют мелкие животные, особенно рептилии. Главной пищей горных волков в Киргизии служат дикие копытные (козлы, архары, косули, маралы) и домашний скот. Вслед за ними волки поднимаются летом высоко в горы, а зимой спускаются к долинам. Летом волки охотно и успешно охотятся за сурками, скрадывая и подкарауливая их; едят также мелких грызунов, птиц и падаль. В Джунгарском и Заилийском Алатау сурки часто служат основной пищей волков.

Читайте также:  Ножи для охоты: разновидности охотничьих ножей и критерии их выбора

Изменение количества основной пищи или условий ее добывания в разные годы сильно изменяет характер питания волков. В многоснежные зимы и особенно при сильном и длительном насте волки иногда почти полностью истребляют диких копытных (особенно косуль) даже на больших пространствах. Так, во время глубокоснежпой зимы 1940/41 г. в Северном Казахстане волки почти нацело уничтожили косуль в Кустанайской, Северо-Казахстанской, Павлодарской, Кокчетавской, Акмолинской и Восточно-Казахстанской областях. Только в Пресно гор ьковс ком районе Кустанайской области в этот год нашли остатки более чем 300 косуль, разорванных волками. В Паурзумском заповеднике массовая гибель косуль отмечена после появления сильных настов (16 марта). Она повторилась и в снежную зиму 1948/49 г. В глубокоснежную зиму 1947/48 г. волки нападали даже на кабанов-секачей, которых они не пытаются трогать в обычных условиях. То же влияние оказывают гололедицы и джуты в степях и пустынях и насты в лесной полосе. Во всех случаях численность копытных резко снижается и в последующие годы уменьшается их значение в питании волков.

В некоторых условиях волки питаются, казалось, совершенно неподходящей пищей. Так, в Кизлярских степях в 20-х годах при массовом размножении саранчи помет волков целиком состоял из остатков этих насекомых.

В питании туркменских волков важное значение имеют домашние животные; но и дикая фауна, особенно копытные, играют большую роль, особенно для бадхызской популяции волков (южная Туркмения). Это, очевидно, связано с богатством Бадхыза дикими копытными. Основное внимание волков здесь сосредоточено на джейране как наиболее массовом и более доступном виде. Взрослых джейранов волки добывают главным образом на водопоях, скрадывая их из зарослей гребенчука. Известны и случаи нападения волков на куланов, особенно при зимних снегопадах и гололедицах. Известное значение в питании волков па Бадхызе имеют мелкие животные, особенно рептилии. Главной пищей горных волков в Киргизии служат дикие копытные (козлы, архары, косули, маралы) и домашний скот. Вслед за ними волки поднимаются летом высоко в горы, а зимой спускаются к долинам. Летом волки охотно и успешно охотятся за сурками, скрадывая и подкарауливая их; едят также мелких грызунов, птиц и падаль. В Джунгарском и Заилийском Алатау сурки часто служат основной пищей волков.

Охота на волка в жабовнике в пустыне Бетпак-Дала

Поездка в Бетпак-Далу.

«Бетпак-Дала Всегда такая голая,
Что стыдно лошадям смотреть в глаза.
Моя кобыла, Отупев от голода,
Не слышит повода, Глядит назад.
Нет колеи, Бетпак-Дала – Дорога,
Ой, дорого ей заплатил казах,
Пустыня — От порога до порога.
Все сто дорог Вели его назад.
Размеренная смена поколений,
Спокойное широкое седло,
Скупое равнодушное движенье,
Укачивая, Всадника вело.
Над головою Раскалённый камень,
Пустыня взбешена,
Копыта высекают жёлтый пламень
Из белой глины. »

Олжас Сулейменов. «Бетпак-Дала».

Путешествие в Бетпак-Дале.

Глинистые солончаковые и каменистые пустыни безжизненные, чем песчаные, унылый ландшафт – настолько голый и мертвый, что начинаешь понимать отношение к Бетпак-Дале кочевого населения, хорошо переданное в местном топониме.
В переводе с тюркского «дала» – равнина, а «бетпак» происходит или от тюркского «батнак» – топкий, или от персидского «бедбахт» – «злосчастный», или, что вероятнее всего, от казахского эпитета «бессовестный».
Казахи перегоняют свои стада через Северную Голодную степь при перекочевках два раза в году, весной и осенью, с летних пастбищ Сары-Арка (полупустыня Казахского мелкосопочника) на зимние пастбища Чуйской долины и песков Мойынкум и обратно.
Гонят быстро, почти не останавливаясь: из-за отсутствия водопоев (поверхностных источников почти нет, зато есть залегающие относительно неглубоко, на глубине от 2 до 30 метров, пластовые грунтовые воды) и скудости пастбищ..
Ранней весной, когда выпадают дожди, спешат прожить свою короткую жизнь эфемеры (жизненный цикл длится месяц – полтора, пока хватает влаги). тюльпаны, ферулы и дикий лук;, а в течение года – полынь, терескен, биюргун, тамариск и солянки, на песке – кустики караганы и злаков, да еще ветер повсюду носит невесомые ломкие шары перекати-поля.
История изучения пустыни «Бетпак-Дала» экспедициями под руководством зоолога В. А. Селевина описана в книге М. Д. Зверева «Конец белого пятна». Его экспедиция в 1936 году проводила в пустыне раскопки Асказансорской ископаемой фауны.
Пустыня Бетпак-Дала расположена между нижним течением рек Чу, Сарысу и западным берегом озера Балхаш. Пустыня Бетпак-Дала находится на юге Карагандинской, на севере Туркестанской и Жамбылской областей Казахстана.
Средняя высота пустыни – около 300 метров над уровнем моря. Восточная часть ее является продолжением Казахского мелкосопочника и на значительных пространствах занята каменистой пустыней.
Западная часть пустыни Бетпак-Далы представляет собой глинистую равнину и может служить типичным примером глинистой полынной (солянково-полынной) пустыни. Восточная часть Бетпакдала представляет собой продолжение каледонских структур Сарыарки – комплекс плотных палеозойских осадочных и изверженных пород.
Это цокольная остаточная равнина, где невысокие гряды чередуются с многочисленными впадинами. В западной части палеозойские породы погружаются под толщу горизонтально залегающих мезозойских и палеогеновых рыхлых отложений (пески, песчаники, глины, галечники), которые формируют пластовую равнину с бессточными понижениями в виде логов и замкнутых впадин. В целом для Бетпак-Далы характерен аридно-денудационный тип равнин с развитием дефляционных впадин, ложбин, такыров.
Западная часть Бетпак-Далы сложена собранными в складки мезозойскими и горизонтально залегающими палеогеновыми рыхлыми породами (пески, песчаники, глины, галечники), восточная – всхолмлённая часть, имеет складчатую структуру и сложена нижнепалеозойскими осадочно-метаморфическими толщами и гранитами.
Западная часть Бетпак-Далы – глинистая полынная пустыня; в солончаковых понижениях – биюргун, на скоплениях песка – терескен, карагана. На востоке глинистая пустыня сочетается с каменистой с боялычем на щебнистых склонах возвышенностей.
Восточная часть пустыни Бетпак-Далы является продолжением Казахского мелкосопочника и на значительных пространствах занята каменистой пустыней. Западная же часть представляет собой глинистую равнину и может служить типичным примером глинистой полынной (солянково-полынной) пустыни.
Западная часть Бетпак-Дала – приподнятая равнина, сложенная горизонтально залегающими мезозойскими и палеогеновыми рыхлыми породами. Сверху залегают преимущественно морские и континентальные палеогеновые осадки (пески, песчаники, глины, галечники).
Плоские участки чередуются с бессточными понижениями в виде логов и замкнутых впадин с солончаками. Осадочные толщи содержат пластовые подземные воды. На южной окраине пустыни есть пресные пластовые воды, обладающие большим напором.
Количество дождей несколько увеличивается лишь со второй половины сентября. Площадь пустыни Бетпак-Дала около 75 000 километров квадратных. Высшая точка – гора Джамбул (Жельтау) 974 метров над уровнем моря.
Протяжённость с запада на восток около 500 км, с севера на юг до 170 км. Климат и погода в пустыне резко континентальный, крайне засушливый. Лето сухое и жаркое, зима умеренно холодная, малоснежная.
Снежный покров с конца ноября до середины февраля (2,5 – 3 месяца). Средняя температура января: -13°С. Средняя температура июля: + 25°С. Среднегодовое количество осадков: 100 – 150 мм (из них 30% выпадает ранней весной, и только 15% летом).
Эфемеры весной развиваются слабо, так как в то время, когда почва лучше всего промачивается благодаря стаиванию сезонного снега и ранневесенним осадкам, она не успевает еще достаточно прогреться. Весной развиваются ферулы, тюльпаны, луки, но густого покрова эфемеровая растительность не образует.
Растительный покров пустыни разреженный, на плакорных пространствах и повышениях он образован преимущественно полынями (черная полынь – Artemisia pauciflora f. maikara, серая полынь и др.).
В понижениях встречаются биюргун и терескен (Eurotia ceratoides), на скоплениях песка растут кустики караганы. Представители фауны – архар и косуля, в долинах и предгорных равнинах – сайгак, джейран, водятся дрофа, тетерев, куропатка.
В Бетпак-Дале создан зоологический заказник площадью 25 000 га. Мало кто отважится без острой необходимости пересекать изрезанную оврагами, сорами и солончаками, покрытую холмами, заметенную песками огромную территорию, практически лишенную питьевых источников и нормальных дорог.
Господствуют здесь пустынные серо-бурые солончаковатые и солонцеватые почвы. После дождей на глинистых почвах образуется непролазная грязь и зацветают лужи такыров. До самого последнего времени в этой пустыне никто не жил, и вплоть до 1930-х г.г. ее никто серьезно не изучал.
А когда начали изучать – обнаружили массу полезных ископаемых и удивительных зверей: ровесника мамонтов – сайгака, плотоядную «мышку» – боялычную соню, или селевинию (названа в честь первого исследователя пустыни Бетпак-Дала Виктора Селевина, который обнаружил в целом 11 новых видов).
Среди прочего было обнаружено богатое месторождение урана, и в настоящее время это стратегическое сырье добывают скважинным методом в районе поселка Кыземшек (в советское время – Степное); также планируется разработка соседних месторождений.
Теперь это задача правительства Казахстана, а с середины 1950-х до начала 1990-х пустынные малолюдные области осваивали в основном советская космонавтика (и теперь Россия арендует у Казахстана космодром «Байконур» до 2050 г. по действующему договору) и Минобороны (Капустин Яр, Семипалатинск и проч.).
На территории Бетпак-Далы, в частности, работает Сары-Шаганский полигон: этот мегапроект ПРО начали реализовывать еще в конце 1950-х гг., и по сей день данный участок пустыни остается белым пятном на карте. Бетпак-Дала одна из самых больших в мире глинистых пустынь.
Территория Бетпак-Дала используется как весенние и осенние пастбища. Через нее прогоняют скот с летних пастбищ полупустыни Казахского мелкосопочника («степи» Сары-Арка) на зимние пастбища Чуйской долины и песков Мойынкум и обратно.
Возможности увеличения поголовья прогоняемых стад ограничена из-за недостатка водопоев. Наземными водными источниками пустыня бедна. Вместе с тем здесь обильны подземные воды, располагающиеся на сравнительно небольшой глубине.
Пресные напорные воды могут быть использованы путем создания артезианских колодцев. Обеспечение водопоев возможно и путем выполнения несложных мероприятий по уменьшению испарения весенних вод, скапливающихся в понижениях на глинистых грунтах – такырах; рекомендуется посадка на берегах такырных водоемов деревьев и кустарников, создание простых гидротехнических сооружений.
Любопытные факты пустыни Бетпак-Дала:
1.
В 2003 г. изображение грызуна «селевиния бетпак-далинзис» было нанесено на почтовую марку Республики Казахстан.
2. На месторождении Уванас (поселок Кыземшек) добычу урана ведут методом подземного скважинного выщелачивания из уранонос-ной воды (непригодной для иного употребления). После извлечения урана вода снова закачивается в скважину.
3. Браконьеры убивают в первую очередь самцов сайгаков в погоне за их рогами, особо ценящимися в китайской медицине. Это приводит к резкому сокращению поголовья животных.
4. Такыры – участки, где после дождей скапливается вода. После дождей такыры тут же зацветают из-за массы находящихся в почве бактерий и микроскопических водорослей, которые после испарения влаги окружают себя затвердевающей слизью и погружаются в состояние покоя до следующего дождя; из-за этой засохшей слизи такыры становятся твердыми, как камень.
5 . Бетпакдалинская популяция сайгаков была одной из самых крупных. Отчасти это объясняется привязкой животных к плоскому рельефу с плотными почвами: особенность сайгачьего бега иноходью со скоростью до 80 км/ч в том, что на пересеченной местности животные становятся совершенно беспомощными, не могут перепрыгивать на бегу даже несложные препятствия.
Кроме плоского рельефа, пустыня дает и другое преимущество: возможность спасаться от волков вдали от водопоев (самки выводят потомство в безопасной сухой зоне).

Фотографии
Александра Петрова.

«Бетпак-Дала Всегда такая голая,
Что стыдно лошадям смотреть в глаза.
Моя кобыла, Отупев от голода,
Не слышит повода, Глядит назад.
Нет колеи, Бетпак-Дала – Дорога,
Ой, дорого ей заплатил казах,
Пустыня — От порога до порога.
Все сто дорог Вели его назад.
Размеренная смена поколений,
Спокойное широкое седло,
Скупое равнодушное движенье,
Укачивая, Всадника вело.
Над головою Раскалённый камень,
Пустыня взбешена,
Копыта высекают жёлтый пламень
Из белой глины. »

Легенды

Бескрайняя и малоизученная, неудивительно, что она обросла многочисленными преданиями и легендами. Согласно народным казахским сказаниям, в окрестностях пустыни находится кладбище богатырей (батыров) с якобы найденными останками и даже целыми скелетами. В чём-то этому созвучна вторая легенда, отсылающая нас к далёким событиям — битвам казахов с калмыками.

Как-то раз джунгары решили напасть на казахские аулы. Путь должен был пролегать через пустыню. Это и сыграло с ними злую шутку — завоеватели потеряли верное направление. Тогда джунгары поделились на две группы. Одна продолжила поход, в то время как другая — осталась ждать на месте. Из ушедшего отряда вернулось только два человека, остальных убили голод и жажда безжизненной местности. Предводитель войска отправился на поиски тел умерших воинов, но так ничего не нашёл.

Так, средний температурный показатель в этой местности в июле составляет +24…+26°C. В январе столбик термометра опускается до отметки в -12…-14°C, и это среднее значение.

Скачать:

ВложениеРазмер
v_klube_znatokov.docx17.07 КБ

Нужно расставить слова в том порядке, в каком они появились в речи человека.

Питание волка

Волк — хищник, основу питания которого составляют средней и крупной величины млекопитающие. Почти повсеместно он связан с копытными животными, составляющими его главную пищу. Количество и доступность ее определяют и численность хищников. От особенностей жизни копытных зависит и образ жизни волков, различный в разных районах прежде всего потому, что не одинаковы видовой состав и биология диких копытных животных или способы содержания домашних животных в этих районах. Если не основное, то все же важное значение в питании волков имеют животные средней и небольшой величины — сурки, зайцы, барсуки, лисы, хорьки и некоторые другие. Во многих местах волки успешно охотятся на собак, а в районах, где акклиматизированы енотовидные собаки, в большом числе уничтожают и их. Из мелких млекопитающих волки ловят сусликов, мышей, хомяков, полевок и других грызунов, а также насекомоядных. В сельскохозяйственных лесостепных и степных районах волки поедают мелких грызунов на полях. Успешно охотятся на водоплавающих, особенно во время их линьки. Страдают от волков и куриные птицы, главным образом кладки и молодые. Волки уничтожают много домашних и диких гусей. Рептилий (ящериц и змей), лягушек, реже жаб, а также крупных насекомых волки поедают при недостатке другой пищи. В голодное время хищники охотно едят падаль, посещая скотские могильники, бойни, салотопни или специально выложенную приваду. Если такие места выброса падали постоянны, они могут определять зимние маршруты волчьих стай.

Во многих, если не во всех, районах к животной пище волков добавляется и растительная. Звери охотно едят ягоды рябины, ландыша, черники, голубики и брусники (в лесной зоне), паслена (Solarium nigrum), плоды яблони, груши и др. (на юге). Летом охотно посещают бахчи, поедают арбузы, дыни и часто наносят ощутимый ущерб не столько поеданием плодов, сколько их порчей. Часто едят различные злаки, а в приуральских степях — нежные и сладкие побеги тростника.

У волков нередок и каннибализм. В голодное зимнее время ослабевшего или раненого зверя часто разрывает стая. Разрывают и того самца, который в борьбе за самку оказался сильно израненным. Каннибализм в неволе наблюдался при переводе волчат с мясной пищи на молочные и растительные корма. Более сильные волчата разорвали и съели слабого. Голодные волки ожесточенно дерутся из-за пищи и часто убивают более слабых, которые после этого почти всегда съедаются. Описываются случаи, когда волки убивали и поедали подранков или трупы погибших сородичей. Таким образом, эти звери вообще неразборчивы к пище, но при возможности поедают лишь лучшие корма; это особенно относится к летнему времени и касается растительных кормов, нужда в которых не так велика.

Волк — зверь очень выносливый- Способен, не теряя силы и быстроты бега, переживать длительные, по неделе и более, голодовки. Но при удачной охоте очень прожорлив и, по мнению некоторых авторов, может съедать сразу большое количество пищи — до 25 кг, наедаясь как бы впрок. Наблюдалось, как выводок в 7—10 волков за ночь начисто съедал лошадиную тушу. В низовьях р. Или (Казахстан) пара волков за один раз съедала косулю весом в 25—30 кг или дикого подсвинка весом в 30—40 кг. В Бадхызе (Туркмения) наблюдали, как волк съел молодого архара весом около 10 кг. Однако эти цифры не характеризуют количество именно съеденной за один раз пищи. Часть ее обычно растаскивается и запрятывается, особенно при избытке пищи. К тому же животных, зарезанных волками, часто доедают гиены, шакалы и особенно грифы. В Бадхызе скелет осла, зарезанного парой волков в начале ночи, уже утром оказался совершенно очищенным от мяса. В желудках волков редко находили более 1,5—2 кг пищи одновременно. По точным данным П. А. Мертца, в один прием волк съедает не более 3 кг пищи, а проглоченное сверх этого вскоре отрыгивает. Об относительно небольшом количестве мяса, съедаемого волком в один прием, говорят и цифры, приведенные выше о весе волков.

Питание волков в различные сезоны существенно отличается, и с этими переменами связано изменение образа жизни хищников — их переход с оседлого существования в теплое время года к кочевому образу жизни зимой- Летом для волков доступны разнообразные корма, количество которых в этот период максимально. Поэтому летнее питание волков разнообразно. В нем основную долю в разных районах занимают разные корма, но по преимуществу — животные средней и малой величины. Значение копытных в этот период наименьшее, хотя волки охотятся и за ними. Так, у молодого волка, убитого 3 июля 1944 г. в Башкирском заповеднике, в желудке найдены остатки мараленка, лапа крота и 2 птенца воробьиных; у прибылого волка, добытого 17 августа 1941 г., в желудке найдено 16 ящериц. В долине р. Урал волки летом часто навещали бахчи и ели арбузы, а на Шайтантау в год урожая степной вишни в большинстве экскрементов волка встречались ее косточки. В конце лета и начале осени волки охотятся на пасущийся скот, диких копытных, ловят зайцев, раскапывают ондатровые норы и хатки, ловят мелких зверьков и птиц, а у водоемов успешно добывают линную водоплавающую птицу.

После выпадения снега питание ухудшается. В это время основное внимание волки обращают на копытных. В самое голодное время волки приближаются к населенным пунктам, охотятся на собак, нападают на скот в хлевах даже днем и охотно посещают скотомогильники и падаль.

Зимой волки рыщут по дорогам, неохотно сворачивая в снег при появлении не только одиночных саней, но даже и обоза. В это время волки нападают и на лосей. Однако нападение одиночного зверя на взрослого лося, особенно при более или менее глубоком снеге, часто кончается гибелью волка. Так, зимой 1952/53 г. в Верхне-Тоемском районе Архангельской области были найдены 2 волка, убитых лосями. Нападения стаей обычно бывают успешны. В марте — апреле в лесной зоне при пасте волки уже реже появляются около деревень и рыскают преимущественно по лесам, охотясь по насту на косуль, лосей и оленей.

Ранняя весна (после наста) — наиболее голодное время, когда волки очень сильно вредят животноводству (особенно в степи), уничтожая преимущественно молодняк. Примерно в это время в степи и в пустыне, а также в тундре волки охотятся загоном на беременных копытных (джейранов, сайгаков, косуль, оленей). Ко времени рождения молодняка они собираются к местам отела, где истребляют как взрослых, так и молодняк.

После таяния снега и начала весеннего размножения животных (конец апреля — мая) волки переходят преимущественно на питание средними и мелкими позвоночными. Молодых в июне начинают кормить главным образом животными, а молоко матери служит им лишь подсобной пищей. В июне волчата уже ходят самостоятельно к водопоям. С августа обычно учащаются нападения на домашний скот.

Питание волков в различных районах отличается заметно. У волков тундры в питании в снежное время безусловно доминируют дикие и домашние олени (преимущественно телята и важенки). Попадаются зайцы, песцы и другие животные. В Ненецком нац. округе в желудках добытых зимой я весной 74 волков найдены остатки: северного оленя — 93,1% встреч, мелких грызунов — 5,4%, белой куропатки—4,1%, зайца-беляка—1,3%, лисиц — 1,3% и рыбы — 6,8%. Большое значение в жизни волков, живущих за счет копытных, имеет групповое нападение и массовое «резание» добычи в стадах и отарах. Места таких «потрав» волки часто посещают позднее, используя сохранившиеся остатки. Небольшие группы хищников держатся по побережью моря или у селений, где питаются береговыми выбросами, отбросами промысла, падалью и грабят капканы и ловушки охотников.

В летнем питании волков в тундре значительную роль играют птицы (во второй половине — особенно линные гуси и утки) и мелкие грызуны (лемминги и полевки). Олени, особенно в начале лета (время отела), играют тоже важную роль. В горных районах на северо-востоке заметное место в питании принадлежит снежным баранам, зайцам и суркам.

В тайге Карелии волки нападают на лосей (молодняк), северных оленей, домашний скот, едят падаль; летом ловят грызунов, гнездящихся на земле птиц, а иногда ящериц, лягушек; едят также ягоды, осенью особенно рябину.

В лесах Татарской республики в снежный период волки живут преимущественно за счет млекопитающих (98% встреч), особенно домашних животных и падали (68%), затем мышевидных грызунов (24%) и зайцев (21 %). На долю птиц приходится всего 10% встреч (в % к общему числу исследованных желудков, экскрементов и остатков пищи; В. Попов, 1952). В районе Рыбинского водохранилища волки зимой добывают преимущественно лосей. На Урале они питаются дикими копытными, зайцами, сусликами, домашними животными, птицами; зимой едят падаль и часто преследуют лисиц. В Беловежской Пуще охотятся главным образом за дикими копытными (48%), особенно за кабанами (21%), косулями (18%), оленями (6%). Остатки домашних животных встречены в 28% желудков. Часто добывают зайцев-русаков (16%). В теплое время года значение копытных снижается до 40% (весной) и 31% (осенью). В то же время роль домашних животных в питании возрастает с 32 до 42% (основная добыча — овцы). Собак здесь волки добывают сравнительно редко.

Основу питания волков в лесостепных центрально-черноземных районах составляют домашний скот, зайцы, мелкие грызуны.

В степных районах в 56 данных по питанию волков (желудки, остатки пищи) первое место занимали мышевидные грызуны (35% встреч), затем падаль (17% — преимущественно зимой), собаки, телята, овцы, козы, свиньи (16%). В желудках довольно часто обнаруживались остатки зайцев (8%) и сусликов (5%), в одном случае — лисицы. На долю птиц (преимущественно домашних гусей) пришлось 4%. Единично волки поедают ящериц и насекомых (жуки-навозиики). Из растений в пище представлены ягоды земляники, плоды груши и яблони (падалица). В Усманском лесу частой добычей волков становятся олени, бобры, зайцы и енотовидные собаки. Летом и осенью в пище встречаются остатки собак (38%), зайцев (18%) и овец (13%).

В питании украинских волков позвоночные встречаются в 99,2% данных.

Пища состоит из млекопитающих — 90,7% встреч, птиц — 12,9, рептилий — 5,5, земноводных — 29,6, рыб — 18,5, насекомых — 46,2, растений — 48,1. Среди млекопитающих встречены домашние животные — 48,9% встреч, охотничье-промысловые — 32,6, в том числе зайцы — 22,4, косули — 10,2; мыши— 14,2, полевки — 42,8, землеройки — 6,1. Среди домашних животных 18,2% занимают собаки.

В желудке волка находили до 10 водяных полевок и 15 обыкновенных полевок. Особенно большое значение в пище волков мелкие грызуны приобретают в годы их массовых размножений. Среди птиц преобладали кряква, домашние куры и гуси, среди рептилий — ящерицы, а среди амфибий — жабы. Из рыб находили щук, добываемых волками на заливных лугах (во время разлива). Прочие рыбы подбираются по берегам. Среди насекомых преобладали жуки (100% встреч), прямокрылые (48%) и перепончатокрылые (44%). Из растительных кормов встречены ягоды крушины (Rhamnus cathartica; до 389 в одном желудке), черного паслена (Solarium nigrum; до 9082 семян в желудке), ягоды ландыша (Convallaria majalis, до 486 семян в желудке) и плоды груши (Pirus communis, 140 семян в желудке). В желудках волков на Кавказе помимо животной пищи находили много зерен кукурузы, а в Киевской области плодовые тела грибов p. Tricholoma.

В Кавказском заповеднике в пище волков частота встреч разных групп была следующей: млекопитающие — 90%, копытные — 81%, кабан — 38%, олень — 16%, тур — 12%, серна — 12%, косуля — 7%; грызуны (заяц и мышевидные) — 9%, хищные (медведь, лиса, куница)— 3%, птицы (преимущественно кавказский тетерев) — 7%, плоды, в том числе и ягоды (груша, яблоня, черешня, калина, ежевика, шиповник)—12%.

В Урало-Эмбенской пустыне летние экскременты и остатки пищи волков (268 данных) состояли на 37% из мышевидных грызунов, 9,1% — тушканчиков, 13,6% — сусликов, 2,6% — зайцев, 2,9% — ежей, 8,8% — домашнего скота, 15,8% — птиц, 0,3% — пресмыкающихся, 1,1% — насекомых и 5% — остатков растений.

В северной полосе Казахстана летом добычей волков служат мелкие грызуны (особенно водяная полевка), зайцы, молодые и линные утки, молодые тетерева и белые куропатки, реже косули и домашний скот (овцы). Во время усыхания озер водные птицы и водяная полевка особенно доступны для волков и становятся тогда основной пищей, которой и выкармливаются волчьи выводки. В Казахстане волки также охотно едят падалицу яблок и груш, посещают бахчи. Зимой в Северном Казахстане волки охотятся на домашний скот, косуль и едят падаль. У оз. Кургальджин волки круглый год живут в тростниках. Летом они кормятся водяными полевками и водоплавающей птицей, особенно во время ее линьки; зимой живут за счет кабанов, преследуя их по тропам, которые свиньи протаптывают в снегу.

В пустыне Бетпак-Дала летом волки кормятся джейранами, сайгаками и зайцами; они поедают также песчанок, тушканчиков, черепах, насекомых. Осенью и зимой от них сильно страдают зимующие здесь сайгаки и джейраны, а также домашний скот. В пище волков в южном Прибалхашье преобладают млекопитающие (92—100% встреч), а среди них — копытные (16—100% встреч) и грызуны (10—84% встреч). Из копытных -наиболее важное значение имеют дикие свиньи (10—50% встреч) и косули (5—100% встреч). Часто поедают зайцев-толаев и ондатру. Около водоемов питаются рыбой (преимущественно сазаном). Изредка нападают на лисиц, среди птиц — преимущественно на водоплавающих и фазанов.

Малочисленность в низовьях р. Или остатков домашних животных в пище волка объясняется обилием здесь диких кормов. Экскременты, содержащие землю, свидетельствуют о потребности волков в мелкоземе, особенно во время перехода с летних кормов на зимние и обратно.

В питании туркменских волков важное значение имеют домашние животные; но и дикая фауна, особенно копытные, играют большую роль, особенно для бадхызской популяции волков (южная Туркмения). Это, очевидно, связано с богатством Бадхыза дикими копытными. Основное внимание волков здесь сосредоточено на джейране как наиболее массовом и более доступном виде. Взрослых джейранов волки добывают главным образом на водопоях, скрадывая их из зарослей гребенчука. Известны и случаи нападения волков на куланов, особенно при зимних снегопадах и гололедицах. Известное значение в питании волков па Бадхызе имеют мелкие животные, особенно рептилии. Главной пищей горных волков в Киргизии служат дикие копытные (козлы, архары, косули, маралы) и домашний скот. Вслед за ними волки поднимаются летом высоко в горы, а зимой спускаются к долинам. Летом волки охотно и успешно охотятся за сурками, скрадывая и подкарауливая их; едят также мелких грызунов, птиц и падаль. В Джунгарском и Заилийском Алатау сурки часто служат основной пищей волков.

Изменение количества основной пищи или условий ее добывания в разные годы сильно изменяет характер питания волков. В многоснежные зимы и особенно при сильном и длительном насте волки иногда почти полностью истребляют диких копытных (особенно косуль) даже на больших пространствах. Так, во время глубокоснежпой зимы 1940/41 г. в Северном Казахстане волки почти нацело уничтожили косуль в Кустанайской, Северо-Казахстанской, Павлодарской, Кокчетавской, Акмолинской и Восточно-Казахстанской областях. Только в Пресно гор ьковс ком районе Кустанайской области в этот год нашли остатки более чем 300 косуль, разорванных волками. В Паурзумском заповеднике массовая гибель косуль отмечена после появления сильных настов (16 марта). Она повторилась и в снежную зиму 1948/49 г. В глубокоснежную зиму 1947/48 г. волки нападали даже на кабанов-секачей, которых они не пытаются трогать в обычных условиях. То же влияние оказывают гололедицы и джуты в степях и пустынях и насты в лесной полосе. Во всех случаях численность копытных резко снижается и в последующие годы уменьшается их значение в питании волков.

В некоторых условиях волки питаются, казалось, совершенно неподходящей пищей. Так, в Кизлярских степях в 20-х годах при массовом размножении саранчи помет волков целиком состоял из остатков этих насекомых.

В лесах Татарской республики в снежный период волки живут преимущественно за счет млекопитающих (98% встреч), особенно домашних животных и падали (68%), затем мышевидных грызунов (24%) и зайцев (21 %). На долю птиц приходится всего 10% встреч (в % к общему числу исследованных желудков, экскрементов и остатков пищи; В. Попов, 1952). В районе Рыбинского водохранилища волки зимой добывают преимущественно лосей. На Урале они питаются дикими копытными, зайцами, сусликами, домашними животными, птицами; зимой едят падаль и часто преследуют лисиц. В Беловежской Пуще охотятся главным образом за дикими копытными (48%), особенно за кабанами (21%), косулями (18%), оленями (6%). Остатки домашних животных встречены в 28% желудков. Часто добывают зайцев-русаков (16%). В теплое время года значение копытных снижается до 40% (весной) и 31% (осенью). В то же время роль домашних животных в питании возрастает с 32 до 42% (основная добыча — овцы). Собак здесь волки добывают сравнительно редко.

Пастбища на севере Дагестана превращаются в пустыню

  • Пастбища на севере Дагестана превращаются в пустыню
  • Беременная Варвара Караулова попросила полицейских не приходить к ней по ночам
  • Как Цивин и Дрожжина зарабатывали на памятниках умершим актерам
  • Вход в подмосковные пещеры уничтожат после пропажи туристов
  • Почему не стоит сдавать сумки в камеру хранения в магазине
  • Под какими брендами скрывается поддельное оливковое масло
  • Петербург простился с самым знаменитым Иваном театра и кино
  • Суд Петербурга приговорил историка-расчленителя Соколова к 12 с половиной годам тюрьмы
  • «Ничего особенного не сделали»: критик Соседов разгромил звезд российской эстрады
  • «Родственникам нужны только деньги»: Волочкова раскрыла семейные тайны Гафта
  • Лолита попыталась затащить уличную скамейку в троллейбус
  • В Москве убили выстрелом в лицо
  • Псковские подростки хотят мстить за групповое надругательство над сверстницей
  • «Другого места у меня нет»: Дрожжина выбрала себе могилу
  • Рейдеры старой школы: как начинали Цивин и Дрожжина
  • В Пензе спасли пациента со поражением легких
  • Гаагский трибунал преподнес Киеву неприятный сюрприз
  • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
  • Сын олигарха Сосина после убийства матери устроил спектакль в полиции
  • Муж наказал любовника жены черенком от лопаты и посадил на цепь
  • Дагестан
  • сельское хозяйство

В этом году северные районы Дагестана пострадали от засухи и сильных песчаных бурь, не свойственных этому региону. У фермеров погиб весь урожай бахчевых.

Описание [ | ]

Координаты (46°02’N 70°12’E). На севере у параллели 46°30′ граничит с Казахским мелкосопочником. Площадь около 75 000 км² [1] , протяжённость с запада на восток около 500 км, с севера на юг до 170 км. Бетпак-Дала — плоская и полого-волнистая равнина со средней высотой 300—350 м [2] . Высшая точка — гора Жамбыл (972 м над уровнем моря) [1] . Восточная часть Бетпак-Далы представляет собой продолжение каледонских структур Казахского мелкосопочника — комплекс плотных палеозойских осадочные и изверженных пород. Это цокольная остаточная равнина, где невысокие гряды чередуются с многочисленными впадинами. В западной части палеозойские породы погружаются под толщу горизонтально залегающих мезозойских и палеогеновых рыхлых отложений (пески, песчаники, глины, галечники), которые формируют пластовую равнину с бессточными понижениями в виде логов и замкнутых впадин [3] .

Климат континентальный, лето сухое и жаркое, зима умеренно холодная, малоснежная (толщина снежного покрова не превышает 10—15 см), средняя температура января -12—14 °C, июля 24—26 °C. Обильны подземные воды с глубиной залегания до 30 м. Осадков выпадает 100—150 мм в год. Господствует пустыня с бурыми и серо-бурыми почвами. В понижениях распространены такыры и солончаки. На присарысуских и пришуских закреплённых и бугристо-грядовых песках преобладают саксаулы и терескеново-серополынно-житияковые ассоциации. Представители фауны — архар и косуля, в долинах и предгорных равнинах — сайгак, джейран; водятся дрофа, тетерев, куропатка. Пространства Бетпак-Далы используются как весенние и осенние пастбища хозяйств Кызылординской, Туркестанской, Жамбылской и Карагандинской областей. Весной скот перегоняют к северу на летние пастбища Казахского мелкосопочника, осенью на зимовки к югу — в пески Мойынкум и долину реки Чу. В Бетпак-Дале создан зоологический заказник площадью 25 000 га [3] .

Координаты (46°02’N 70°12’E). На севере у параллели 46°30′ граничит с Казахским мелкосопочником. Площадь около 75 000 км² [1] , протяжённость с запада на восток около 500 км, с севера на юг до 170 км. Бетпак-Дала — плоская и полого-волнистая равнина со средней высотой 300—350 м [2] . Высшая точка — гора Жамбыл (972 м над уровнем моря) [1] . Восточная часть Бетпак-Далы представляет собой продолжение каледонских структур Казахского мелкосопочника — комплекс плотных палеозойских осадочные и изверженных пород. Это цокольная остаточная равнина, где невысокие гряды чередуются с многочисленными впадинами. В западной части палеозойские породы погружаются под толщу горизонтально залегающих мезозойских и палеогеновых рыхлых отложений (пески, песчаники, глины, галечники), которые формируют пластовую равнину с бессточными понижениями в виде логов и замкнутых впадин [3] .

Тип охоты

Не забывайте о том, что волки умеют практически безошибочно определять откуда донеслась ваба. Идя туда откуда вабили, волк не дойдет примерно 100-150 метров, засядет или заляжет и будет внимательно вслушиваться и всматриваться. Только если ничего не вызовет подозрений он продолжит медленное и осторожное движение к месту вабы.

Степные лисицы и каракалы

Степная лисица имеет ещё одно название — корсак. Это животное является хищным. Длина тела корсака достигает семидесяти сантиметров. Высота лисицы не превышает тридцати сантиметров. Масса степной лисицы колеблется около шести килограмм. Хвост длинный, около тридцати сантиметров, уши острые, а мордочка короткая.

Эти лисы обладают отличным слухом, обонянием и зрением. А также они могут лазить по деревьям и могут бегать со скоростью шестьдесят километров в час.

Питаются корсаки мелкими животными: зайцами, сурками, сусликами, тушканчиками, полёвками. Эти степные животные умеют очень ловко ловить птиц, а если не находят себе пищу, то могут съесть даже насекомое, пресмыкающееся, останки мёртвых животных. В дикой природе корсак живёт до шести лет.

Каракал — это пустынная рысь. Длина его тела достигает девяноста сантиметров. Длина хвоста составляет тридцать сантиметров. Уши имеют чёрную окраску, а на кончиках ушей находятся пятисантиметровые кисточки. Масса тела не превышает тринадцати килограмм.

Охотятся каракалы по ночам. Питаются сусликами, песчанками, тушканчиками, зайцами, антилопами. Иногда они могут съедать ежей, дикобразов, рептилий и даже небольших хищников. Живут каракалы около восемнадцати лет.
[block >


Каракал — это пустынная рысь. Длина его тела достигает девяноста сантиметров. Длина хвоста составляет тридцать сантиметров. Уши имеют чёрную окраску, а на кончиках ушей находятся пятисантиметровые кисточки. Масса тела не превышает тринадцати килограмм.

У знакомого художника Габриков заказал картину на волчью тему. Сами волки срисованы с журнала, а вот пейзаж настоящий. Габриков вывозил художника на натуру – в то место, где он часто встречал волков

— Это как? Укол, что ли? — недоумеваем мы.

Привада

Световой день зимой достаточно короткий. Часто сложно найти зверей и выставить флажки. Задержать волков позволит привада.

Охотиться за передвигающимся постоянно зверем крайне сложно. Далеко не всегда охотники могут применять приманку. Для удачного проведения оклада необходимо производить пробные обходы, чтобы застать волков на отдыхе днем.

Для повышения эффективности охоты применяется привада. Обычно для нее берутся туши животных.

Хищники будут посещать ее лишь в том случае, если она будет выложена по определенным правилам:

  1. При выборе места стоит избегать густого леса, построек и других укрытий. Все дело в том, что волки – очень осторожные звери. Они могут не подойти к такой приманке. Оптимальный вариант – большая поляна, окраина поля, болото или вырубка.
  2. При вывозе корма к тому месту, которое выбрано, стоит обязательно оставить пахучий след на лесной или проселочной дороге.
  3. Важно оставлять в месте выгрузки туши минимум следов.
  4. Рядом не должно быть жилья. В противном случае, растащат все собаки.
  5. Когда вы будете проверять приманку, приближайтесь к ней минимум на 200 метров.

Даже очень голодные хищники подходят к приваде не сразу. Они посещают ее только тогда, когда не ней уже активно кормятся сороки и вороны.

Как только вы заметите, что волки начали посещать приваду, можно начинать подготовку к охоте.


Если круг слишком большой, при разматывании можно частично срезать участки леса, пользуясь дорогами или просеками.

Сказочная Спала

Трофей на золото не тянет, но душа радуется и серебру.

Лучи яркого солнца, пробивавшие кроны столетних деревьев, да говор маленькой чистой речушки — вот и все, что занимало рассеянное внимание наследника Российского престола.

После завтрака не хотелось говорить, двигаться. Чуть усталый от охоты, длившейся несколько часов, Великий князь думал о том, что еще не раз вернется в эти благодатные места.

Добытые звери — пара прекрасных благородных оленей, несколько косуль и три вепря — были выложены в тени у воды. Около них суетились местные егеря и несколько чинов сопровождения. Товарищ князя по охоте граф К., не желая нарушить отдых наследника, наблюдал за тем, как младшие чины поили расседланных лошадей.

Охота закончилась, и через час-другой пора было возвращаться в Варшаву.

А пока Александр Александрович Романов, очарованный воздухом сосновой пущи, живостью добычливой охоты и мастерством егерей, неожиданно подумал о строительстве в окрестностях деревни, стоящей на слиянии двух быстрых лесных речушек, охотничьего дома.

До Варшавы хоть и было недалеко, около ста километров, но времени на утомительные поездки из столицы Царства Польского в окрестные леса требовалось много. Тем более что несколько километров до ближайшей станции железной дороги приходилось преодолевать либо в коляске, либо верхом.

Время, время! Как быстро оно течет на охоте и как долго тянется до следующей вылазки.

Наши мысли развивались в том же направлении, когда, прилетев в Польшу по приглашению наших коллег из журнала Lowiec Polski, мы узнали, что охота будет проходить в тех же местах, где некогда охотился русский царь.

А прежде чем отбыть к месту охоты, гостеприимные хозяева из Польского союза охотников, издающего журнал, устроили нам короткую экскурсию по Варшаве. Нельзя не отдать дань уважения отчаянному шагу варшавян, решившихся на восстание против гитлеровцев в 1944 году, и непомерной цене, уплаченной гордыми поляками за жажду к свободе. Более 220 000 жителей и 80 % города было уничтожено немцами в боях с восставшими…

Добротный ужин в ресторане, инструктаж о предстоящей охоте — и мы отправились отдыхать.

Подъем в три утра, выезд в 3:30. Утро холодило лицо свежим ветерком. Расселись по машинам Томаша и Марии — сотрудников редакции журнала, с которыми мы приехали их Варшавы, и уже через четверть часа встретились с нашими егерями.

Европейская косуля — один из объектов традиционной охоты в Польше. Фото: Рафала Лапински

Еще пять километров в сторону от трассы — и мы оказались в сельской Польше.

Всюду были возделанные поля, ни клочка брошенной земли; всюду бесконечные посевы пшеницы, ржи, овса, кукурузы, картофеля. Дороги узкие: две машины едва расходятся.

Съехали с асфальта на грунтовую полевую дорогу, бросили машину и дальше отправились пешком вдоль опушек. Лес вокруг полей стоял спелый, высокоствольный. Ни намека на привычную нам варварскую вырубку целиков. Вдоль опушек виднелись вышки.

Некоторые из них были построены в куртинах кустов или в выдающихся в поля языках леса, а часть была встроена в крону вековых дубов, при этом ствол и ветви служили элементами силовой конструкции. Смотрелись они здорово и напоминали истории про Робин Гуда и других героев детских книг.

Молча, в сопровождении Михала — молодого егеря лет тридцати пяти — мы начали обходить поля. Михал был одет почти по-нашему. Привычного охотничьего европейского костюма с тирольской шляпой и бриджами не было и в помине.

Единственная пижонская штучка, что была на нем, — это некое подобие ковбойских штанов-фартука, защищающих ноги. В нашем случае защищаться нужно было от обильнейшей росы.

Мои брюки и ботинки от дорогущего скандинавского бренда через четверть часа набухли и гирями висели на ногах. А поляку было хорошо: его полуштаны успешно сбивали росу, и вода не заливала короткие сапожки. Ну как здесь не помянуть добрым словом наши охотничьи резиновые сапоги!

Время от времени мы останавливались и разглядывали в бинокли окрестности. Первых косуль мы увидели еще от машины, а потом неспешно перемещались в поисках приличного экземпляра.

Вот опять пара рыжих пятен на изумрудной зелени поля. При ближайшем рассмотрении это оказались коза и молоденький самец.

Я специально перед началом охоты не поднимал вопроса о трофейных качествах возможной добычи, и теперь мне, как человеку, много лет сопровождавшему клиентов на охотах, было интересно, как поведет себя мой егерь. Попытается ли «впарить» первого попавшегося на пути козла или постарается подвести нас к трофейному животному?

Вскоре я понял, что ему не было нужды играть в игры с клиентом. Наоборот, он вел меня к определенному месту. Мы прошли еще несколько сот метров, делая короткие остановки, и наконец Михал обернулся и, показывая на пасущегося в двухстах метрах самца, жестом предложил мне рассмотреть его в бинокль.

В окулярах отчетливо были видны классической формы рога с жемчужностью.

Не золото, на мой взгляд, но вполне приличный экземпляр. Взглядом я спросил Михала, как он оценивает трофей, и, увидев поднятые в ответ четыре пальца, решил, что буду стрелять. Егерь установил две палки опоры. Немного низковато для меня, пришлось горбиться. Мелькнула даже мысль, что можно завысить выстрел, но прицелился на автомате, сделал выдох и… Прозвучал выстрел.

Козел упал в зеленку, а справа от него выскочила косуля и, пластаясь в балетных гранд жете, заполошно унеслась в сторону леса.

Поляк пожал мне руку, и мы направились к упавшему самцу косули. Подошли, стали искать его в высокой по колено зелени пшеницы. Вдруг почти из-под наших ног выскочил козел и метнулся в сторону. Я автоматически вскинул карабин, но Михал придержал мою руку: «Не стреляй!» В оптику было ясно видно место попадания первым выстрелом. Как я и опасался, оно пришлось поверху лопаток.

Козел скрылся за перегибом поля. Ранение было смертельное, далеко зверю не уйти, но все равно я испытывал стыд, оттого что не смог чисто положить его. Но кто же знал, что он оправится от шока!

Егерь позвонил своему напарнику, сопровождавшему Павла Гусева, и, как я понял, попросил его подъехать к нам. Пока мы брели по полю в направлении дороги, куда убежал козел, подъехала машина Марии. Егеря ушли проверять следы, а мой шеф начал с иронией рассуждать на тему умения стрелять.

Один из типов вышек, которые используют польские охотники, напоминает огромный скворечник на высоких ногах. Фото: Рафала Лапински

Что ж, кара была заслуженной, и я не сомневался, что подколы продлятся еще несколько дней. Если, конечно, он не промажет сам.

Тем временем возвратились Михал и Роберт, сказали, что козел перешел границу угодий. Чтобы добрать подранка, мы должны были известить об этом хозяина соседней территории. Роберт уже полез в карман за телефоном, как вдруг рогач встал из травы в тридцати метрах от дороги. Прозвучал выстрел, и козел упал на землю, теперь уже навсегда. Прости меня, зверь!

Первый выход на охоту закончился успешно. Мы загрузили двух козликов, тянувших на серебро, в машину, и тут нам предложили осмотреть угодья. На полях то здесь, то там мелькали косули. Плотность зверя в районе Спалы очень высокая. Поразило и количество зайцев на полях. Здоровенные русаки, как перекормленные кролики-гиганты, еле передвигаясь, благоденствовали на полях. Эх, сюда бы с гончими!

Короткая поездка по лесу дала возможность увидеть и более крупных представителей оленьих. Табунок ланей грациозно пронесся слева по ходу машины; оленухи, прядая ушами, спрятались в глубине леса; семьи кабанов пару раз пересекли дорогу. Лес был полон живности, как и поля. Просто сказка!

Время близилось к девяти утра. Сказывался недосып, мы клевали носом, и внимательные хозяева предложили нам вернуться в гостиницу. Отказавшись от завтрака, мы пошли спать. Поднялись в четыре часа. Пообедали и вновь расселись по машинам. Экипажи были те же: Павел Николаевич с Марией, я с Томашем.

Получасовая поездка — и мы оказались на маленькой и очень уютной базе. Здесь было все просто, чисто и ухоженно: небольшой домик на шесть — восемь человек, сарай-разделочная, дровник и открытая площадка под крышей. Нас встретили отец и сын Белаковы. Сын — директор базы, отец — егерь. Они предложили посидеть на вышках.

Интересно, что в России к такой охоте некоторые относятся с презрением и любителей засидок называют мясниками. А для Польши она типична. Как странно устроена жизнь! Когда-то мы были одним целым, а сегодня идем разными путями. Даже в охоте…

Наша вышка находилась в четырехстах метрах от дороги. Неподалеку были еще две. До ближайшей деревни километр. Все очень компактно. Утром мы тоже крутились вблизи деревень, и зверя было много. Как же это непохоже на то, к чему мы привыкли у себя дома! Размах не тот.

Мы расположились на вышке, которую бы в нашем охотхозяйстве заставили переделать: тесно, без крыши. Правда, ветви ближайших деревьев были обрублены, и стрельбе ничего не мешало. Вышка стояла в оконечье узкой полосы леса.

Прямо перед нами на целый километр расстилалось поле, справа и слева тоже шли поля от шестисот метров до полутора километров. Неужели на это залитое закатным солнцем пространство выйдут косули? А между тем именно на этой сцене и суждено было развернуться основному действию.

К семи вечера на границе леса перед нами появилась косулька. Далеко! В бинокль я не разобрал, рогач это или матушка. Здислав достал из штатного футляра советский 12-кратный морской бинокль, всмотрелся. Рыжее пятно приближалось к нам, и Здислав толкнул меня локтем: смотри, мол, рогач! Да я и сам его видел.

Правда, как оказалось, мы рассматривали разных самцов. Пока Здислав был занят своим, я заметил метрах в ста от вышки какое-то движение. Это рогач, очевидно лежавший в траве, поднялся и медленно продвигался вдоль кромки поля, кормясь на ходу. Я показал его егерю. Тот, быстро взглянув, покачал головой и продолжил рассматривать своего козла. Вот дела!

Раннее утро. Охота закончилась. Пора домой. Фото: Рафала Лапински

Простым глазом на поле были видны еще пять животных. Где они находились минуту назад? Егерь толкнул меня в бок и указал на левую часть поля, где появился еще один зверь. Он прошел метров сто, затем сорвался на бег и помчался к самцу, за которым долго наблюдал егерь. Вероятно, это был местный забияка, и сил ему девать было некуда. Он явно хотел доминировать на поле и потому гонялся за другими самцами, прогоняя их. Этакий задира, качающий права. А вот самочек он игнорировал.

Наблюдать за развернувшимся действием было интересно до потери контроля над происходящим. Так, до меня нескоро дошло, что я слышу хорканье вальдшнепа. А когда обернулся на знакомый звук, то увидел пару игрунков, барражирующих на высоте 15 метров вдоль опушки леса. Любопытно, что за вечер парные птицы появлялись еще раз пять, так что куликов тогда я перевидел немало…

А тем временем хулиган и забияка, разогнав соперников, медленно побрел в сторону нашей вышки. Здислав толкнул меня снова и, кивнув, дал понять, что это хороший трофей. Действительно, он был лучше моего утреннего.

Я прицелился и, когда рогач подошел к невысокому кусту ивы, плавно нажал на спусковой крючок. После выстрела мы остались на вышке. Буквально через пять минут на поле вновь вышли косули. И опять мы без устали рассматривали козлов в надежде перевидеть самого «золотого».

Смеркалось. Мы спустились с вышки, подтащили добычу к углу поля и пешком отправились на базу, по пути разглядывая пасущихся косуль…

На базе мы пили чай и ждали возвращения Павла Гусева, Карола и Марии. Уже в полной темноте наши счастливые товарищи прибыли на базу со своим трофеем.

По дороге в гостиницу Павел Николаевич радостно рассказывал, как на поле, где он сидел на вышке, вышло в общей сложности 23 косули. Фантастика!

А на следующий день был опять подъем в 3:30 и все повторилось: утром мы охотились на полях с подхода, вечером — с вышки. И вновь видели обилие зверя. Некоторые экземпляры имели рога с разной степенью деформации — прямо для коллекции Романа Калиева. Одного такого меня уговорил взять Здислав.

А для Павла Гусева день принес разочарование: на него в штык вышел козлик с рогами на золото, но попасть в животное на галопе было очень трудно. Что ж! Это — охота!

Итог двух дней — пять трофейных косуль на двоих. При таких условиях результат невелик, но мы все равно испытывали некоторое неудобство, боясь, что злоупотребили гостеприимством польских коллег. А на прощанье нас ждал дружеский обед и экскурсия по Спале.

Гидом был хозяин гостиницы, историк и большой знаток истории русской Польши Михал Слониевский. Достойный аккорд всей поездки! Спасибо, сказочная Спала! Благодарим вас за сказку, новые друзья!

После завтрака не хотелось говорить, двигаться. Чуть усталый от охоты, длившейся несколько часов, Великий князь думал о том, что еще не раз вернется в эти благодатные места.

Охота на косулю в Польше в заповеднике Спала

Охота на косулю

Ссылка на основную публикацию