История развития нахлыстовой рыбалки на территории России

История развития нахлыстовой рыбалки на территории России

фотография предоставлена Межрегиональной общественной организацией «Союз Нахлыстовиков»

Дожили… Уже не знаю что и писать… Это все от того, что на рыбалке давно не был. Я заметил — как только пауза, на рыбалку долго не еду и все — кирдык! Впечатлений ноль, писать не о чем и… В общем все плохо. Поэтому, чтоб избежать хандры, я включил компьютер (а когда я его вообще выключаю?), открыл блокнот и уставился на экран. Задумался. Первое слово, что пришло в голову, было «дожили». С него, как вы видите и начал. Ну дожили так дожили. Делов-то.. Но надо что-то более углубленное, эстетическое. А если про нахлыст? Хорошая тема кстати. Добрая и красивая.

Оно конечно можно углубиться в историю нахлыста, которая, почему-то считается, началась в 1495 году. С изданием трактата где описывался этот метод рыбной ловли и авторство которого приписывается некоей аббатиссе Джулиане Бернерс. Так вот. Исходя из данных о трактате Бернерс считается, что нахлыст появился в Англии. С этим безусловно можно поспорить. Наверное правильнее будет говорить, что англичане присвоили себе право быть родоначальниками нахлыста. С них станется. Но вы же понимаете что это не так.

Во первых нахлыст это не изобретение Джулианы Бернерс и даже не англичан и она описывала нечто уже существующее. И существующее уже достаточно давно и широко. В те времена не было компьютеров с блокнотами и настрочить трактат дорогого стоило явно. Не говоря уже об издании. То есть вы понимаете, что описываться должно действительно нечто имеющее сильное влияние на ловлю рыбы и образ существования тогдашних людей. А это значит, что нахлыстом тогда ловили все! Все — имеются ввиду все рыболовы ловящие на удочки.

Сама по себе ловля рыбы с подобной снастью существовала уже за тысячи лет до Бернерс. И все потому, что это самая логичная по своему строению снасть — удилище, леска и крючок с приманкой. Проще некуда. Поплавок и грузило появились на такой снасти значительно позже. Знаменитая японская тенкара и русский нахлёст это тоже нахлыст. Только более близкие, чем классический «английский» нахлыст, к первородной нахлыстовой снасти. И если русский нахлёст потихонечку сошел на нет (немудрено, т.к. «английский» все заполонил), то японская тенкара жива, еще как жива и имеет претензию на некую особую культуру рыбной ловли. К тому же у нас вообще как-то принято все японское считать чем-то особенным. В принципе так оно и есть. Япония цивилизация островная, имела мало контактов с европейской цивилизацией, и от этого развивалась по своему особому пути. Коснулось это и рыбной ловли — тенкара стоит как-то обособленно. И одно из свойств обособленности тенкары в том, что это более тонкая и деликатная снасть чем нахлыст.

К тому же мы как-то забываем, о том что кроме обособленности цивилизации и ее развития, в Японии немножко и иные реки чем в той же Англии. Они меньше, прилично меньше, больше горные и быстрые. Неглубокие. Соответственно там маловероятно было возникновение более «тяжелого» аглицкого классического нахлыста. Хоть и можно представить, но сложно. Нет логических причин для возникновения такой снасти а-ля «английский классический нахлыст». А вот тенкара, с ее деликатнейшими снастями, очень хорошо вписалась в логику рыбной ловли на японских островах. Только для японцев эта снасть явление обыденное, а мы как-то превратили ее в особую рыболовную культуру. Ну как говорится — чем бы дитятко не тешилось…..

Но вернемся к аглицкому нашему всё.. Разумеется и во времена Джулианы Бернерс существовало разделение по «фирменности» снастей. Ну например (точнее — допустим) богачи имели удилища из настоящего японского бамбука, а бедняки из прибрежной орешины. И предположим, что на хлыстах богачей шнуры (если тогдашние шнуры можно назвать шнурами) были сплетенные из гривы орловских трехлетних рысаков, выписанных из императорских конюшен графа Орлова, с подпалыми яблоками и розовыми копытами (и ни-ни чтоб иначе — засмеют), то у бедняков шнуры были из хвостов обыкновенных пегих меринов. Все ровно так же как и сейчас. Ничего нового. То есть сейчас ничего нового.

И наверное как раз в те времена или даже раньше зародились стереотипы правильности нахлыстовых снастей. Но, и тут надо отдать должное, эти стереотипы основывались на самых обычных законах физики. Ну например нахлыстовый шнур это вам не бельевая веревка (хотя как нахлыстом можно и с ней ловить и я знаю такие реальные примеры). Нахлыстовый шнур, современный по крайней мере, это довольно хитрое изделие. По его длине сечение разное. Догадываюсь, что и тогда, во времена Бернерс, шнуры плели с учетом нужных полетных характеристик. Соображали таки.. Между прочим японские тенкаровые шнуры это тоже не просто лески. Это тоже довольно сложные изделия. Но даже сейчас их создание более первобытно, чем изготовление нахлыстового шнура. Тем более что нахлыстовый шнур по нынешним временам это продукт довольно высокотехнологичного производства.

Нахлыстовые удочки тоже имели характеристики отличные от поплавочных. Оно и понятно — физика подачи приманки разная. Хотя приманка может быть совершенно одинаковая. Предположим, что это обыкновенная (любая) искусственная нахлыстовая мушка. Или даже обыкновенный кузнечик пойманный на прибрежной лужайке. Не принципиально. Принципиально то, что в поплавочной снасти всю оснастку, как выпущенные из катапульты, тянут за собой достаточно тяжелые поплавок и грузило, а внахлыстовой снасти такого нет. Образно нахлыстовую снасть можно сравнить с кнутом пастуха. Понаблюдайте что делает пастух когда ему нужно сделать кнутом резкий звук похожий на выстрел. Очень похоже на нахлыст. Но разумеется это не одно и то же. Тут смысл в том, что вес и толщина разных частей кнута разные, а кончик кнута очень легкий. По принципу «кнута» и легчайшая мушка в нахлысте посылается в нужное место без всякой дополнительной огрузки. Но опять же — при всей внешней похожести действий, в нахлысте и пастушестве действия довольно разные. В нахлысте все деликатнее и изящнее.

Первое что бросается в глаза в нахлыстовой ловле или ловле тенкарой это эстетика. Сама ловля нахлыстом очень красивое зрелище. В ней есть что-то потустороннее, что-то такое… вот такое.. слов нет..

Я пытался освоить нахлыст (требует достаточного времени и некоторых тренировок), но вот не сложилось. Для меня лично (подчеркиваю это) применение нахлыста попросту нелогично. Мне проще ловить спиннингом. Хотя убежден, что нахлыст более уловистая штука чем спиннинг или поплавочка. Но, тем не менее, подумываю, и давно, об освоении тенкары. Для чего заказал уже бамбуковые удочки (тенкаровое первородство). Причем дешевые, по 260 рублей за хлыст. Шнур сплету сам. Это несложно, хотя и придется поначалу некоторое количество лески испортить. Тенкару для себя я вижу в одном лишь применении — уклейка и плотва на реке Мге. Речка-то метров 10 шириной. Я там с детства ловлю и чую что до конца дней мне там ловить и ловить…

Как развивался нахлыст

Доказано, что первобытный человек, наряду с охотой, собирательством и примитивными формами земледелия, занимался и рыболовством. Об этом свидетельствуют примитивные крючки, гарпуны и верши, найденные археологами при раскопках древнейших стоянок человека.

От периода более развитых цивилизаций сохранились не только разнообразные графические изображения рыб, но и письменные памятники об их ловле, значении и питании и о различных культовых обычаях. Наиболее известные памятники такого рода сохранились ещё от царства шумеров, хеттов и Древнего Египта. Сегодня мы знаем, что рыба стала для некоторых народов символом чистоты, которая многими религиями относилась к важным компонентам обрядов и обычаев. Примером может служить средневековое католичество, когда ловле, а позднее и разведению рыбы посвящались монастыри. Эти обычаи сохранились в разных формах и до настоящего времени.

Рыболовство, как наследие предшествующих цивилизаций, стало составной частью эволюции общественных формаций. С совершенствованием материального оснащения и с расширением знаний по всем областям науки и в рыболовство внедрялись новые приёмы и способы ловли, происходило их разделение в том виде, какой мы имеем сегодня.

Первая информация о ловле рыбы на искусственную мушку относится к первому веку нашей эры. Это отрывки текстов развитых народов из области Средиземноморья, по которым мы можем, однако, получить представление о том, какие мушки тогда люди использовали и какими были методы лова. Только эпоха Просвещения принесла в страны Западной Европы интерес к природе, её законам и их использованию на практике. В 1486 году вышла старейшая книга по спортивному рыболовству „Boke of St. Alban’s”, написанная настоятельницей монастыря St. Alban’s ЮЛИАНОЙ БЕРНЕРС, в которой впервые описано 12 мушек. Другим доказательством этого утверждения является то, что швейцарский врач, филолог и теолог КОНРАД ГЕССНЕР (1516-1565) в своем пятитомном труде „Historia animalium” не только описывает животных, характерных для европейской области, но и приводит указания по их разведению или ловле. В книге имеются первые описания искусственных мушек, которых автор рекомендует в качестве главной приманки при ловле форели и хариуса. Мушки строго разделены в зависимости от вида рыбы, которую рекомендуется на них ловить, а также в зависимости от характера бассейна и месяца года. Если представить себе, когда этот труд был написан (1561г.), то следует знания этой эпохи признать богатыми и всесторонними.

Большое значение для дальнейшего развития ловли рыбы на искусственную мушку имел труд энтомолога Тавернера „Certain experiments concerning fish and fruits”, изданный в 1600 году. В нём описываются стадии развития насекомых, главным образом водных, причём в прямой связи с питанием рыбы. Автор приводит даже рекомендации, как имитировать насекомых для нужд рыболовов.

Подход учёных к тематике ловли нахлыстом нашёл отклик и у рыболовов-практиков. Джон Деннис в 1613г. издал книгу „The secrets of Angling”, где развил мысли Тавернера о практической ловле рыбы на удочку. Это был очень интересный труд, можно сказать, первый учебник практического нахлыста.

Большой прогресс можно отметить в нахлысте в конце 19-го и начале 20-го веков в Англии, для промышленности которой сложилась весьма благоприятная конъюнктура. Благодаря этому и в широкие массы народа начали проникать различные виды спорта. Одним из наиболее привлекательных видов спорта было спортивное рыболовство, в особенности ловля нахлыстом. При нём в полной мере находили применение стремления к „fair play” между человеком и природой. Именно поэтому в тот период вышло множество книг (Г. П. Р. Пудманн, 1851; Ф. Френ-Сос, 1880; Т. Э. Притт, 1886; П. М. Колмондели, 1870 и много других). Великанами этого периода считаются Альфред Роналдс, Фредерик Халфорд и Джеймс Огден, которые в своих трудах определили правила нахлыста, действующие до сих пор. Они по праву считаются классиками нахлыстового спорта, и на их знания, проверенные практикой, опирается и современная литература. Для того времени характерно совершенствование нахлыстовой снасти, в особенности удилищ, шнуров и поводков. Начинается использование достижений науки, главным образом химии, и почти все отрасли промышленности участвуют в изготовлении рыболовных принадлежностей. Эти тенденции сохранились и после второй мировой войны, а современное совершенство лесок, шнуров и удилищ из стеклопластика или материала с углеродным волокном свидетельствует о том, что развитие непрерывно продолжается.

Однако мы всё же предполагаем, что для читателя-нахлыстовика будет более интересно узнать, как совершенствуется система и техника мушек и способы ловли на мушку.

Развитие ловли рыбы на мокрую мушку (Wet Fly).

В предыдущей части мы говорили о развитии ловли рыбы на мушку в Англии в конце 19 века. Общественные условия того времени и привлекательность этого способа ловли вели к тому, что он приобрел массовый характер. Наибольшего размаха достигла ловля рыбы на мушку в Шотландии, где благодаря множеству выдающихся угодий для ловли лососевых, она стала национальным спортом. Местные рыболовы применяли для ловли мокрых мушек, которых они сами вязали по естественным образцам. Основой имитации были мёртвые насекомые, главным образом после массового роения подёнок. Богатство водных угодий, почти полное отсутствие загрязнения рек и высокая миграция рыбы при естественном ходе вели к тому, что этот способ лова на искусственную мушку считался единственно правильным, а остальные способы, хотя и были известны, перестали быть предпочтительными и использоваться.

Остальные европейские государства, особенно Германия и Франция, ориентировались в том же направлении, и для этого периода современная литература создала понятие „классическая шотландская школа”. Позднее, когда произошло развитие ловли на сухую мушку, ловля рыбы на мокрую мушку начала отступать на второй план. И в такой классической стране, какой является Англия, она снова оживилась лишь после 1900 года, когда начал описывать свой опыт Г. Э. М. Скьюэс. Его книга „The Way of a Trout with a Fly”, изданная в 1910г., ознаменовала возврат к технике ловли на мокрую мушку и к установлению „равноправия” способов ловли на сухую и мокрую мушку.

Скьюэс по-новому взглянул на ловлю на мокрую мушку, он перестал использовать образцы мушек, имитировавших мёртвое насекомое, и обратил внимание на стадии развития насекомых, введя имитации личинок, нимф и субимаго. В результате этого он помог создать новую энтомологическую систему для ловли на мушку и стал основателем так называемой современной школы нахлыста.

Развитие ловли рыбы на нимф (Nymph fishing).

Использование имитаций насекомых на разных стадиях развития поднял о технику ловли рыбы на мушку на более высокую ступень совершенства лишь после 1900 года. Уже гораздо раньше появилась потребность в создании мушек такого типа, но успешность шотландского способа ловли не позволила им найти широкое применение. Примером этого служит книга К. К. Кателиффа „The Art of Trout Fishing on Rapide Streams”, изданная в 1863г. В ней автор рекомендует использовать для ловли лососевых рыб личинки и куколки, а их имитации дал название „нимфа” (nymph), которое используется до настоящего времени.

В период ренессанса ловли на мокрую мушку наступил и размах ловли на нимф. Стимулом к этому послужила книга Г. Э. М. Скьюэса „Minor Tactics of the Chalk Streams” (1910) и уже упоминавшаяся книга. Скьюэс уже тогда использовал совершенные научные способы исследования. В избранных типичных водных угодьях он наблюдал за питанием рыбы и определил, что в чистых реках, протекающих через меловые утёсы, главным компонентом пищи лососевых рыб служат разные стадии развития подёнок, вислокрылых, ручейников и друкрылых. Скьюэсу мы обязаны тем, что в классической английской литературе до настоящего времени используется для наименования живого насекомого прямо название искусственной мушки, а не энтомологический термин.

С тех пор ловля на нимфу используется так же часто, как и ловля на мокрую мушку. Были разработаны новые технические приемы вязки таких мушек, к этому были приспособлены и техника ловли, и оснастка. В качестве примера может служить быстро погружающийся шнур.

Развитие ловли рыбы на сухую мушку (Dry Fly).

Было бы неправильным думать, что предшествующие поколения нахлыстовиков не обращали внимания на насекомых, летающих над водной гладью, которые откладывают яйца и плавают на поверхности воды в период массового роения. Определённые попытки имитировать такие стадии развития насекомых в виде сухой мушку были и в далёком прошлом, но массивные крючки и материалы для вязки тельца, поглощавшие воду, не позволяли их более широкого использования. Например, в 1651 году Томас Баркер издал книгу „The Art of Angling”, где описаны мушки для сухого и мокрого способа ловли и даже мушки, разделяющиеся на: – бескрылые: Hackles, Palmers, Spiders; – крылатые: Winged Flies.

В 1659 году он издал расширенный труд под названием „Delight, or The Art of Angling”. Однако из-за технических недостатков используемого материала ловля на сухую мушку ещё не получила массового распространения. Промышленное изготовление рыболовных принадлежностей началось примерно в 1850 году. Уже в 1856 году некоторые фабрики начали выпускать искусственные мушки, что вело не только к существенному расширению образцов и типов, но и к исследованию волокон, крючков, шнуров и поводков. Одновременно с этой тенденцией возникла и необходимость навести определённый порядок во множестве предлагаемых мушек, единое наименование и устранить синонимы. Эту заслуживающую признания работу выполнил в 1863 году Альфред Роналдс в труде „The Fly Fisherman’s Entomology”. Он описал 47 видов известных насекомых и одновременно привёл искусственные мушки, имитирующие их. Все остальные мушки, у которых ему не удалось найти никакого сходства с живыми насекомыми, он просто исключил из своего списка. Однако эти мушки все же сохранились и используются до сих пор, в особенности образцы Стюарта и Френсиса.

Читайте также:  Ловля на сухую мушку в конце весны: снасти, мушки и техника ловли

На труд Роналдса особенно в области подёнок, опирался другой известный английский автор Э. Ф. Гиббон. В 1865 году он издал книгу „A Handbook of Angling”, в которой начал использовать название „Ephemera”. Под этим именем он прославился среди рыболовов во всём мире и заслужил репутацию крупнейшего пропагандиста искусственных мушек, имитирующих подёнок. Упомянутые работы на основании исследований дополнил А. Э. Итон (1883-1888). Выдающейся личностью в Англии в конце 18 века был Джеймс Огден, который занимался ловлей на сухую мушку и изготовлением искусственных мушек. В 1879 году вышла его классическая работа „Ogden on Fly Tying”. Кульминацией этого периода были труды всей жизни Фредрика Халфорда. В 1886 году он издал книгу „Floating lies and how to dress them”, в которой рассматривал ловлю рыбы на сухую мушку. Халфорд вызвал полный переворот в способах ловли и даже такая консервативная страна, как Англия, отошла от принципа классической „шотландской школы” и в ней началось бурное развитие сухих мушек. В течение короткого времени появилось несколько сотен новых образцов мушек на маленьких крючках с совершенной отделкой материалов и замечательным сходством с живыми образцами. Халфорд написал ещё несколько специальных книг и статей, к основным его трудам до сих пор относят „Dry Fly Fishing in theory and practice” (1889), „Dry Fly Entomology” (1897) и „The Modern development of the Dry Fly” (1910).

В этой связи интересно проследить развитие ловли рыбы на искусственную мушку в остальной части Европы и в Америке. И хотя английские школы считались классическими, все же не все их модные тенденции находили применение так же легко, как в стране их возникновения. Примером служит развитие ловли на искусственную мушку в Германии и в Чехии, где сухие мушки признавались очень медленно.

Типичными представителями упомянутого периода являются Макс Фон Ден Борн и д-р Карл Хайнц. Оба занимались рыболовством в широком масштабе, но основой их работы уже был научный эксперимент и его общение в практике. Их труды „Taschenbuch der Angelfischerei” (Борн) и „Der Angelsport im SuSwasser” (Хайнц) были изданы несколько раз и стали классической литературой в области нахлыста. Врождённое чувство добросовестности в исследовании помешало им поставить определенный способ ловли рыбы на искусственную мушку на первое место, поэтому они описали все основные виды ловли без какого-либо предпочтения. На развитие нахлыста в Германии значительное влияние оказал и Джон Хоррокс, англичанин, живший в Германии свыше тридцати лет. Он был отличным нахлыстовиком и в 1876 году издал первую немецкую книгу о ловле рыбы на мушку „Die Kunst der Fliegenfischerei auf Forellen und Aeschen in Deutschland und Oesterreich”, в которой приводит 47 мушек Роналдса.

В Новом свете, как тогда называлась Северная Америка, развивались все способы ловли, естественно, соседствуя друг с другом, а кроме того здесь возникали и новые, более подходящие для данных условий образцы искусственных мушек.

Если современники Фредрика Халфорда думали, что на его работе закончились все стремления изготовить совершенную сухую мушку, то они ошиблись. Развитие продолжалось дальше. Исследования в области оптики, проведенные Борном и Хайнцем, привели английского ученого И. У. Дании к способу имитации прозрачности тельца насекомого и его книга „The Natural Trout Fly and its Imitation” стала уникальной. И хотя технология изготовления таких мушек очень сложна, всё-таки они используются до сих пор и относятся к самым совершенным. Если представить себе, что их изготавливали еще в 1924 году, то нужно действительно высоко оценивать вклад научной работы в развитие практического рыболовства.

Дальнейшее развитие нахлыста можно охарактеризовать многими экспериментами, причём не только в области теории, но и в практической области. Рыболовы, учёные и производственные фирмы совершенствовали искусственные мушки, материалы, из которых изготавливаются мушки, а также крючки. В этом направлении выдающихся успехов добился английский изготовитель мушек Дж. Харди. Он выпустил на рынок мушки, которые на поверхность воды опускаются настолько легко, что получили имя „планерные”. Харди добился усовершенствования их полета за счёт вязки двойных ножек. Аналогично решал свои мушки и д-р Баигент. Он назвал их „Refrac-ta”. Мушки отличаются фантастическими формами и красками.

Формы мушек зависят и от конструкции крючков. Известны, например, мушки “Аэро”, ножки которых расположены горизонтально и позволяют им отлично плавать. Наряду с английскими фирмами и частными изготовителями мушек в мире начала приобретать известность и французская фирма „Мартин”, „Parachut Fly” которой известны до сих пор. И хотя исследования действительно обширны и в них участвуют многие выдающиеся личности, однако все же доминирует старая истина, что основой практического нахлыста является энтомологическая система.

В настоящее время развитие ловли рыбы на искусственную мушку подчиняется работе научных коллективов в различных специализированных фирмах в мире. Исследования охватывают не только конструкцию новых материалов для изготовления удилищ, шнуров, лесок, крючков и мушек, но и различные, кажущиеся второстепенными проблемы. В результате этого нахлыстовики получат новые, весьма действенные приспособления, например, поляризационные очки, концевые ушки и др. Предложения этих фирм очень разнообразны; существует много каталогов, что делает ловлю на искусственную мушку ещё более привлекательной и успешной. Из социалистических стран на чехословацкий рынок попадает очень мало своих изделий. Надо упомянуть лишь изделия фирмы ГДР „Germina”, главным образом удилища для соревнований и леска марки „Леска”. Было бы желательно, если бы на рынке ЧСФР появились крючки с ушком из СССР. Их типовой состав и качество могли бы заполнить недостаток на рынке в Чехословакии. Из капиталистических стран в Чехословакию импортируются товары многих фирм, среди них доминирует – и в ассортименте для нахлыста – фирма Норрис-Шекспир, которая поставляет в основном лески, шнуры, катушки, конические поводки и удилища различных типов. Из Швеции в ЧСФР экспортирует свои изделия фирма ABU, в основном лески, удилища из стеклопластика и материала с углеродным волокном, шнуры отличного качества. Норвегию на чехословацком рынке представляет фирма Mustad & Sohn, которая экспортирует крючки нахлыстовые, отличного качества, но к сожалению, их всегда не хватает. Из остальных фирм следует упомянуть классическую английскую фирму Hardy, которая изготавливает все принадлежности лова нахлыста и широкий ассортимент дополнительной оснастки. Хорошей репутацией пользуются фирмы Mitchel, Martin и Dam, которые также выпускают широкий ассортимент рыболовных принадлежностей. Изготовлением мушек известна английская фирма Halford и салон Madame de Chamberet для вязки мушек, которые больше всего экспериментируют с материалом и формой нахлыстовых крючков. Разумеется, существует много других изготовителей нахлыстовой снасти в мире, о которых мы не упоминаем, поскольку они не имеют для нас значения.

Автор: Энциклопедия нахлыста

Мы надеемся, что данной статье Вы нашли что-то полезное для себя, тем более что нахлыст в настоящее время становиться все более и более популярен.

Нахлыст: истоки

Истоки традиции ловли нахлыстом теряются в глубокой древности, но уже в римской литературе 3 века н.э. в книге “De Animalium Natura” Клавдий Эдианус дает вполне основательное описание ловли форели на искусственную мушку.

В течение последующих тысячи лет на мушку ловят и об этом пишут в разных концах земли, и в 1496 году настоятельница монастыря Юлиана Бернерс создает свой знаменитый трактат о нахлысте под названием “A Nreatyse of Fysshynge wyth an Angle”. В книге были даны всевозможные наставления и описания дюжины искусственных мушек, имитирующих насекомых, пригодных для поимки рыб.

Монастырь дамы Юлианы находился на берегах реки Вер, текущей между реками Гейд и Ли, в которых спустя 150 лет будет ловить рыбу автор самой знаменитой в мире книги по спортивному рыболовству – Айзек Волтон, по праву считающийся отцом спортивного рыболовства. Его книга “The Compleat Angler”, посвященная ловле многих пресноводных рыб становиться настольной книгой для поколений рыболовов – спортсменов. Опубликованная впервые в 1653 году, она выходит 5-ым изданием в 1676 году с дополнительной главой, написанной Чарльзом Коттоном. По просьбе Волтона эта глава была целиком посвящена технике нахлыста с подробным описанием около 65 образцов различных мушек, популярных среди нахлыстовиков того времени. “The Compleat Angler” без конца переиздается и, по словам современников, по популярности становится сравнима лишь с Библией. Более того, эта книга дает толчок к появлению многочисленных изданий разных авторов, посвященных методам и технике ловли различных рыб, а также изготовлению и использованию снастей.

К середине XIX века общий интерес рыболовов-спортсменов к нахлысту резко возрастает, а сам спорт приобретает определенный статус в связи с выходом в 1836 году в Англии книги Альфреда Рональдса “The Fly-Fisher’s Entomology” – книги, которая вывела рыболовную энтомологию на научный уровень. Именно этот, уже вполне научный интерес, который проявляют нахлыстовики, становится причиной систематического изучения ими не только различных рыб и их среды обитания, но и жизни различных насекомых и способов их имитации для ловли нахлыстом.

Одновременно с этим процессом, не смотря на огромную популярность спортивного рыболовства во всем мире, нахлыст все более и более становится уделом лишь относительно немногих и начинает ассоциироваться с определенным социальным статусом и материальной обеспеченностью. Обширное нахлыстовое спортивное и научное наследие на очень многие годы становится недоступным для основной массы рыболовов – любителей. И еще до недавнего времени в Англии лишь вся британская верхушка могла позволить себе (и считала это делом чести) ловить нахлыстом, а принц Чарльз и сегодня уверяет, что отдался бы целиком этому занятию. Нахлыстом ловят президенты, представители высшего общества во всех странах мира, знаменитые музыканты и актеры, ему посвящаются сотни книг и даже художественные фильмы.

Россия в этом отношении мало чем отличается от других стран, а русская аристократия активно участвовала в развитии всех видов спортивной ловли, включая нахлыст, приверженцев которого в дореволюционной России было немало, среди них, по традиции, вся императорская семья. Об этом свидетельствуют различные книги и журналы, где обсуждаются техника ловли и снасти, необходимые для ловли на мушку. В свое время у меня в руках побывала книга конца XIX века с экслибрисом офицера Российского флота, на котором были изображены, среди прочих символов, два нахлыстовых удилища с катушками, а шнур одного из них, обрамляя замысловатыми фигурами картинку, уходил вверх, заканчиваясь мушкой во рту у засеченной семги, высоко вылетевшей из воды.

Безусловно, традиции нахлыста могли развиваться в России, тем более, что недостатка в водоемах здесь нет, судя по паломничеству нахлыстовиков из Европы, Америки, Азии и Австралии, рвущихся на Кольский полуостров, Камчатку и реки Байкальского бассейна. Однако, “отечественная” промышленность не была обеспокоена отсутствием серьезной литературы по нахлысту и даже самых простых нахлыстовых снастей, как впрочем, и многих других полезных вещей.

Сейчас ситуация во всем мире изменилась, и не только потому, что резко возросло количество грамотных людей и их материальное благосостояние. Со времени Юлианы Бернерс, Айзека Волтона, Чарльза Коттона и Альфреда Рональдса не только вышло огромное количество книг по нахлысту, но и самим нахлыстом был проделан огромный путь как в области усовершенствования методов и техники ловли, так и в области изготовления самих снастей. Разнообразным мушкам, материалам, из которых они вяжутся и технике вязания посвящены отдельные труды, и современная искусственная мушка не только с успехом имитирует поденку или личинку ручейника для поимки форели, хариуса или сига. Существуют мушки для ловли щуки, судака, карпа и других пресноводных рыб, а так же имитация для охоты на таких морских гигантов, как марлин, парусник, акула и тунец.

Применение современных материалов и технологий для изготовления удилищ, катушек и шнуров сделало возможной ловлю и в маленьком таежном ручейке, и на дне глубокого горного озера, и на мелководьях тропических морей и океанов. Сегодня нахлыст не знает границ: среди его любителей есть и те, кто крадучись охотится за хариусом, сигом, форелью и кумжей в северных реках и озерах, и те, кто бороздят моря и океаны в поисках крупной добычи. Все это благодаря тому, что проникновение современных технологий и материалов в спортивную индустрию сделало возможным массовое изготовление высококачественных снастей и их продажу по доступным ценам. Сегодня все необходимое для нахлыстовиков можно легко приобрести в магазинах, и эти вещи уже многим по карману.

Единственной преградой на пути развития нахлыста в России остается отсутствие всей необходимой информации и аура его исключительности, созданная и искусственно поддерживаемая “посвященными” и продолжающая вводить в заблуждение многих желающих поближе познакомиться с этим замечательным видом спорта. Из разговоров со многими российскими рыболовами я сделал вывод, что многие сторонятся нахлыста, так как слышали от тех, кто им занимался, что это ” не каждому по плечу”, требует “особого состояния души” и даже, что это чуть ли не “особый жизненный путь”. Все это, конечно, не серьезно, и за этими речами не стоит ничего, кроме обыкновенного эгоизма, а в некоторых случаях, необходимости скрывать собственное незнание и неумение. К сожалению, эта нелепая риторика сыграла свою неблаговидную роль и привела к тому, что многие рыболовы – спортсмены не осмеливались даже подумать о нахлысте. Но уже стало очевидным и то, что риторика себя исчерпала, а созданная ею тема становится все менее и менее актуальной. К тому же я и мои коллеги постараемся сделать все возможное, чтобы развенчать все нелепые идеи и по настоящему познакомить всех желающих с этим замечательным видом спорта.

Начнем с того, что в Европе, на Американском континенте, в Австралии и Новой Зеландии нахлыстом ловит не только масса рыболовов-мужчин, но и большое количество женщин и детей. Не для кого не секрет, что занятия спортом вообще, и нахлыстом в частности, предлагают нашим детям очень серьезную альтернативу пустому и вредному времяпровождению. Женщин же, любящих ловить рыбу, привлекает в нахлысте его высокая эстетика и ему только свойственная особая внешняя красота. Как любой вид спорта, он требует систематической тренировки, постоянного совершенствования техники заброса и отработки методов ловли. Опыт показывает, что каждый при желании может легко овладеть начальными навыками, а затем, продолжив свои занятия, сможет развивать даже свои собственные особые методы и приемы для успешного лова тех или иных рыб.

Здесь мы вплотную подошли еще к одному, очень распространенному предубеждению. Очень многие полагают, что для нахлыста пригодно лишь ограниченное число каких-то особых водоемов, в которых можно поймать только такую рыбу, как форель, хариус и (как многие уже признают) может быть – семгу. Безусловно, многие нахлыстовики отдают предпочтение поимке определенных видов рыб и своим излюбленным местам. Я уже частично коснулся этого вопроса ранее и могу лишь повторить, что в арсенале современного нахлыстовика имеется все необходимое для поимки огромного количества очень непохожих рыб в самых разных водоемах. Более того, очень часто, когда голец, форель, хариус и сиг кормятся только водными насекомыми, нахлыст является единственным действенным методом, так как рыбу становится невозможно соблазнить ничем иным, кроме искусно связанной и правильно поданной мушки.

Здесь я хочу отметить важную особенность нахлыста, сближающую его одновременно с наукой и художественным творчеством. Дело в том, что любой нахлыстовик, овладев азами спорта, начинает погружаться в мир ихтиологии и энтомологии. Искусственная мушка может и во многих случаях должна имитировать настоящих насекомых, и, естественно, становится необходимым изучать науку, дающую ответ на то, каких именно насекомых, в каких стадиях их развития в различную пору года поедают те или иные породы рыб. Вслед за этим неизбежно приходит желание самому связать мушку, чтобы именно на нее поймать свою рыбу. Чем выше уровень знаний нахлыстовика о насекомых, живущих в водной среде и в непосредственной близости к ней, и чем выше его мастерство как вязальщика, тем больше шансов, что его имитации придутся рыбе по вкусу, и она возьмет мушку с полной уверенностью, что это и есть одно из тех самых насекомых, которыми она кормится в этот период. Каждый нахлыстовик по праву гордится красиво и правильно связанной мушкой, за которой стоят многие часы серьезного изучения и кропотливого труда. Недаром на Западе существуют специальные конкурсы и проводятся призовые соревнования среди вязальщиков мушек.

Очень важно помнить, что нахлыст, будучи одним из наиболее древних видов рыбной ловли, является одним из наиболее универсальных методов ловли. В настоящее время мне практически трудно представить себе место, где нельзя было бы ловить рыбу этим способом. Среди моей обычной добычи при ловле нахлыстом такие рыбы, как щука, окунь, судак, сиг, форель, хариус, кумжа, семга, лещ, карп, голавль и жерех; при морской рыбалке в северных регионах – сельдевые, тресковые и макрель, а в западном полушарии к этому списку добавляется неисчислимое множество больших и малых океанских рыб, включая легендарные трофеи южных широт. Мою точку зрения разделяет добрая половина цивилизованного мира, поэтому нахлыст переживает сегодня истинное возрождение, а число его поклонников неуклонно растет. Везде на Западе существуют клубы и специальные школы, которые объединяют нахлыстовиков и постоянно занимаются популяризацией этого самого спортивного вида рыболовства. Замечательным является то, что для нахлыстовика его научно-спортивной лабораторией служит сама природа – леса, реки, озера и моря, те самые места, где он пробует свои силы и на практике проверяет полученные знания.

Читайте также:  Ловля морской кумжи в Мурманске: снасти, мушки и тактика ловли

Представляя собой сложный и разнообразный комплекс знаний и спортивного мастерства, нахлыст объединяет людей любящих природу и способствует серьезному и ответственному отношению к нашим природным ресурсам, которые не только не “неисчерпаемы”, но попросту пребывают сегодня в плачевном состоянии. К сожалению и многие виды рыб близки к полному исчезновению, и во многих странах, в том числе и в России, уже давно определены участки рек, на которых можно ловить только нахлыстом. И это не случайно. Как правило, это места, где рыба особо уязвима, а нахлыст, будучи самым спортивным видом ловли, является, бесспорно, и наиболее гуманным и этическим по отношению к рыбе. Не случайно, что именно нахлыстовики впервые сформулировали и выдвинули принцип “поймал – отпусти”. И, хотя никто не будет отрицать, что нет ничего вкуснее рыбы, пойманной собственными руками, необходимо себя ограничивать и не превращать рыбалку в заготовительную экспедицию. Оберегая природные ресурсы, мы все от этого только выиграем.

Напоследок могу только добавить, что в течение многих лет жизни на Западе, приобщив к нахлысту людей разных сословий и всех возрастов, я не помню ни одного случая, чтобы человек, однажды познакомившись с этим видом спорта, не стал бы его страстным поклонником. Секрет том, что соединяя в себе спорт и науку, развивая его общую культуру, нахлыст предлагает человеку возможность для постоянного самосовершенствования как духовно, так и физически.

Нахлыст. Не входить. Карантин

Долго думал, как сознаться всем в этот, в итоге решился. Я – ренегат.

Все вокруг святоши и просветленные, а я ренегат. Все видят красоту в простых вещах, а я опять же набиваю желудок, ибо я ренегат. Меня окружают истинные российские нахлыстовики, а я недостойный варвар среди высоких особ. Но я тоже не один, я знаю десятки таких гопников от нахлыста, как я.

Что я вообще пишу. О чем это?

Короче, (так как пишет парень от сохи, надо некоторые слова вставлЯТЬ). решил таки я написать то, о чем думаю очень много, о том, что мне не нравится и что на мой взгляд вредит развитию этого волшебного, удивительного, божественного, красивого способа рыбной ловли – нахлыста.

Написать о том, о чем было написано в статье “Есть ли в России нахлыст?”, но только взглядом из андеграунда.

Однажды на одном сайте в своем блоге, который был на тот момент достаточно популярен, я задал вопрос “а рыбы где?” В смысле, как так выходит, что эксперты, маги нахлыста, силы света в нашей тёмной стране так мало говорят непосредственно о рыбах и рыбалке, но так много о философии, о необычайной красоте и т.п. (мы Ща не берём в разработку чисто технические вопросы – они нужны всегда и всем). Тогда за несколько дней получил около сотни совершенно разных откликов на тот вопрос, от “да кто ты такой?” и до “Колян, . ть ну наконец-то кто-то хоть вопрос задал! Молодец”, ну или что-то в этом роде. Кто-то звонил, большинство писало письма. А ведь правда, как так выходит, что часть нахлыстовиков на простой вопрос “где собственно рыба, друзья?” начинает рассказывать истории о том, что нахлыст это не просто рыбалка, это та настоящая медитация, удивительное слияние с природой . И мне кажется тогда (а было это лет пять назад, а пишу я этот бессмысленный текст в конце 2015) я начал понимать почему у нас нет нормального рынка нахлыстового, почему нахлыст не станет в обозримом будущем обыденностью.

У нас нахлыст синтетический, он не утилитарен, а во многих случаях он менее эффективен, чем другие типы ловли рыб. Большинство нахлыстовиков купилось на красоту заброса, а не на эффективность ловли. Вот и кидаем, и кидаем, и кидаем. Кто дальше кинул – тот лучший космический нахлыстовик. Если я не ошибаюсь, несколько лет назад по дальности заброса отбирались члены в Российскую команду на какой-то там нелепый чемпионат мира (на нормальный нас не пустят, так как в России нет федерации) по ловли морской кумжи, вроде наши обнулились. Почему нахлыст так популярен в мире и так непопулярен на моей Родине? Все поэтому же. Не будет массовости пока на первый план не выйдет именно утилитарность.

стандартный результат нахлыстовика

Если кто помнит. Как стал популярен троллинг на волжских просторах? Или как стал популярен джиг-спиннинг на нижней Москве реке, а потом и по всей стране?

Я помню. В начале 2000х вышла серия статей в журнале «Рыболов элит» О.Я. Соболева о сверх эффективной троллинговой рыбалке на Нижней Волге, были описаны лучшие приёмы, приманки и сезон, информация была исчерпывающая. Говорят, что к началу сезона выстраивались очередь на интересных бровках, то есть, чтобы сделать проводку надо было подождать полчасика. Народ валил валом. Я сам тогда приходил в магазин Лотта-Олт с целью хотя бы посмотреть на эти знаменитые приманки. Купил или украл воблер Halco relic doc.

Та же история со спиннингистами. В 1996/1997 году по телевизору шла передача Леонида Чучина “ни хвоста, ни чешуи” и периодически на экранах возникал К.Е. Кузьмин. Сначала это была р.Пахра, а потом тот незабываемый судаковый треш. На нижней Москве реке. И пошло-поехало! Народ стал снасти покупать не только непонятные китайские или те алюминиевые ленинградские спиннинги, а всякие дорогущие на тот момент вискеры, катушки бандо (BaNax впоследствии), дайва и так далее, сейчас уже сотни компаний играют на российском рынке заметную роль от недорогих kosadaka до экзотических и отнюдь не бюджетных van staal reels (кстати есть и нахлыстовые).

Общество заинтересовала именно эффективность того или иного способа ловли, именно в их условиях. А мы все о философии, да поймал-отпустил. Возможно эти все рассказы про философию и заклеймили нахлыстовиков клеймом сосальщиков. Типа “рыба не главное, главное единение с природой!” Да вы чтоооо?)))

Я знаю огромное количество великолепных рыболовов, которые могли бы ловить на мушку, но им нужна рыба, не в смысле постоянно домой мешки, набитые таскать, но ловить рыб системно и желательно побольше. Да я сам такой. Я ж гопник в нахлысте, мне можно в этом признаться.

Помните ещё лет 10 назад в коллективах нахлыстовиков и в статьях в журнале обсуждалась такая тема, как вариант развития нахлыста в России. Как изменить представление о нахлысте, как о сверхэлитарном и ультрадорогом способе рыбалки, объяснить, что это не так дорого, как говорят? А мне кажется начали не с того. Ну, во-первых, это как было дорого, так и остаётся пока. Ну для примера: удочка более-менее приличная при этом самая дешёвая стоит около 6000 р, катушка около 5000 р., шнур 1500, ну вот и выходит сумма, за которую можно купить 3 полноценных спиннинговых комплекта или, например, старенькую тридцать первую Волгу или да много чего. Так что на этом поле мы конечно все дружно проиграли, так как нахлыст – это, как было недешево, так и осталось. Но у нас народ не прижимистый и готов копить или по русской традиции вбухать всю зарплату лишь бы толк был. А вот тут главное донести до людей, что нахлыст реально добычливый, правда сделать это можно только если сам в это веришь, а не измеряешь дальность полёта относительно массы стреляющей головки …

Я конечно ошибаюсь и как обычно я слишком предвзято сужу о происходящем, но лично на мой взгляд всякие фестивали, выезды на покидушки – это скорее минус, чем плюс, так как демонстрируется опять же именно тот подход, что важно забрасывать правильно. И конечно “чтобы не было ошибок” – ведь это самый страшный сон нахлыстовика. Приехали, покидали, покучковались, как тут один парень из Орла написал: “симмсы к симмсам, роксы к роксам”, кто-то бухнул, конечно же вискаря, ну не пролетарскую же водку с пивком и всё. Как ловить, что ловить, где ловить…? Ничегошеньки. Главное, как забрасывать! Ведь умение точно забрасывать это самое важное в жизни нахлыстовика! Каждую неделю надо устраивать себе «покидушки» (слово то какое дебильное, хуже только «повязушки»), что-то я не знаю ни одного спиннингиста, который бы приезжал на воду цеплял грузик и заброс тренировал, проводку тоже тренировал – без приманки правда, или поплавочника, который так, для техники, штекер тринадцатиметровый катал, вроде можно и с рыбами покатать, хотя я, как неандерталец, конечно, ошибаюсь, мне расти некуда — я тупиковая ветвь эволюции.

Есть на просторах нашей Родины такой своего рода клуб, члены которого обитают на сайте “Мир нахлыста” – вот там реально ловцы собираются, посмотрите нет отчётов по покидушках, а лишь отчёты с рыбалок. Я давно знаком с тамошним (а это город Тольятти) “гуру” Олегом – ну вот, если есть человек, который не припрется на рыбалку или “покидушки” в килте (что по сути юбка) – так это он. Нацеленность на рыбу. Как бы мы ни ратовали за “поймал-отпустил”, за бережное отношение к природе, но главным локомотивчиком развития нахлыста в России и других кстати странах тоже является способ “поймал-сожрал”. Если б все нахлыстовики отпускали рыбу, то зачем эти модные плетеные корзинки? А?

Где-нибудь на Кольском полуострове, где есть возможность видеть реальные результаты ловли зачастую очень хороших ловцов, рыболовы просто осознают эффективность и спокойно сами переходят на нахлыст со своей любимой багрилки. Это эффективно! Даже семинары не нужны, покидушки тоже по субботам не сильно актуальны. Поэтому в наших северных регионах нахлыстовая рыбалка имеет гораздо более плотное и обширное распространение нежели где-нибудь в Тамбовской области, где большая часть рыболовов даже и не слышала ничего о нахлысте. А откуда услышать? Или прочитать? Из интернета? Но если ты ничего не знаешь о нейротрансмиттерах, например, ты вряд ли начнёшь в гугле искать, что же это такое и с чем его едят, тоже самое и с нахлыстом. Мы все тусуемся на своих форумах, группа “Only fly” и тому подобные, у нас даже журнал свой, мало кому интересный правда, но свой. Спиннингисты с поплавочниками и фидеристами уживаются в одних и тех же изданиях, а нам свой подавай – чтоб ещё больше закрыться?

Конечно, например, в «Рыбачьте с нами» есть разворот, посвященный нахлысту, но это либо иностранные авторы, либо наши о том, как поймать голавля на жука в Подмосковье. Вот и всё. Никто не знает и не узнает о нахлысте пока мы тут такие гордые сидим в своих клубиках.

Однажды приехал я в район Приэльбрусья по приглашению своего товарища нахлыстовика начинающего, но зато опытного охотника на щуку в нерест с ОСТРОГОЙ, половить форель, к сожалению речка Чегем была очень мутная по причине схода множества селей в ущелье и рыбалка была слабой, местные рыбаки тут же предложили мне новую уловистую снасть “электроудочку”, как никак там был новый аккумулятор, лямки от армейского рюкзака и много ещё чего хорошего, что позволит мне заезжему поймать хоть что-то, ну или на крайняк на поплавочек половить, ведь хоть мои мушки и очень похожи на местных “рачков” (личинка подёнки), но рыбу ими не обманешь. Баловство.

Мне всё же удалось обмануть рыбу, обловить рыболовов, что конечно логично. Дайте мне 10 дней там и электроудочки будут потеснены нахлыстовой снастью, как более эффективной в плане добычи рыбы, более удобной в плане транспортировки, более безопасной, да и, пожалуй, гораздо более дешёвой. Давно не приценивался, но вроде хорошая электроудочка тысяч 20 стоит. Ну нахлыст за 20 точно возьмёшь, а учитывая, что там на Кавказе наиболее эффективен лов на нимфу, то и удочка нам нужна одна, а ещё и мушка одна, так что можно много не думать.

Тот же Кавказ – это идеальный полигон для развития нахлыста, потрясающие реки, много рыб, простая рыбалка. Именно возможность добыть рыбу быстрее и проще, чем другими снастями сделает нахлыст более популярным. А мы все о голавле. Москва-нахлыст-голавль или форель, но за ней надо еееееехать. Да, мне лично этот голавль … Не сдался, мне интересней половить щук в болоте и пескарей на пляже. Я знаю сотни людей, которые после первых рыбалок отказались от нахлыста, да вообще, пожалуй, из тех, кто покупает снасть в магазине процентов 10 от силы будут ловить, а остальные снасть положат и будут лишь иногда вспоминать о том, что “ну я ловлю нахлыстом, у меня есть «пятыйшестой» класс, но на этом контингенте далеко не уедешь в плане развития. Уедешь на простых парнях, которым шляпа ковбойская на голову не налезет, а если и налезет, то нелепей ничего не встретишь, тех, кто будет уловом кормить детей своих.

Конечно я сгущаю краски и помаленечку-потихонечку нахлыст все же прибирает себе адептов, но мало. Нас 146 миллионов. А нахлыстовиков с гулькин нос среди всех рыболовов, но и фоток с рыбами мало и это либо сёмга, либо мелочёвка какая-то. Нахлыст ведь либо для семги, либо для того, чтоб с ультралайтового спиннинга на что-то ещё мельче перейти? Правда, да? Зато много фото, забросов, восходов и закатов, много фото удочек, лежащих у камня и грибы!! Конечно фото с грибами – это апогей, у меня тоже все это есть, без грибов никуда. У меня даже есть такое наблюдение – на фото грибы, значит рыбалка была – Г….О. Вспомните себя. Я себя помню.

Короче все-г..о один я Д,Артаньян!

Пойду сфоткаю гриб.

Ни хвостища! Отпускайте пойманных рыб (иногда) и да пребудет с вами сила!

Гарантия лучшей цены:
Нашли в другом магазине товар дешевле? Мы снизим нашу цену прямо на кассе или при покупке онлайн.

История нахлыста

Развитие нахлыста в мире

Первая информация о ловле рыбы на искусственную мушку относится к первому веку нашей эры. Это отрывки текстов развитых народов из области Средиземноморья, по которым мы можем, однако, получить представление о том, какие мушки тогда люди использовали и какими были методы лова. Только эпоха Просвещения принесла в страны Западной Европы интерес к природе, ее законам и их использованию на практике. В 1486 году вышла старейшая книга по спортивному рыболовству „Boke of St. Alban’s”, написанная настоятельницей монастыря St. Alban’s Юлианой Бернерс, в которой впервые описано 12 мушек. Другим доказательством этого утверждения является то, что швейцарский врач, филолог и теолог Конрад Гесснер (1516-1565) в своем пятитомном труде „Historia animalium” не только описывает животных, характерных для европейской области, но и приводит указания по их разведению или ловле. В книге имеются первые описания искусственных мушек, которых автор рекомендует в качестве главной приманки при ловле форели и хариуса. Мушки строго разделены в зависимости от вида рыбы, которую рекомендуется на них ловить, а также в зависимости от характера бассейна и месяца года. Если представить себе, когда этот труд был написан (1561 г.), то следует знания этой эпохи признать богатыми и всесторонними.
Большое значение для дальнейшего развития ловли рыбы на искусственную мушку имел труд энтомолога Тавернера „Certain experiments concerning fish and fruits”, изданный в 1600 году. В нем описываются стадии развития насекомых, главным образом водных, причем в прямой связи с питанием рыбы. Автор приводит даже рекомендации, как имитировать насекомых для нужд рыболовов.
Подход ученых к тематике ловли нахлыстом нашел отклик и у рыболовов-практиков. Джон Деннис в 1613 г. издал книгу „The secrets of Angling”, где развил мысли Тавернера о практической ловле рыбы на удочку. Это был очень интересный труд, можно сказать, первый учебник практического нахлыста.
Большой прогресс можно отметить в нахлысте в конце 19-го и начале 20-го веков в Англии, для промышленности которой сложилась весьма благоприятная конъюнктура. Благодаря этому и в широкие массы народа начали проникать различные виды спорта. Одним из наиболее привлекательных видов спорта было спортивное рыболовство, в особенности ловля нахлыстом. При нем в полной мере находили применение стремления к „fair play” между человеком и природой. Именно поэтому в тот период вышло множество книг (Г. П. Р. Пулманн, 1851; Ф. Френсос, 1880; Т. Э. Притт, 1886; П. М. Колмондели, 1870 и много других). Великанами этого периода считаются Альфред Роналдс, Фредерик Халфорд и Джеймс Огден, которые в своих трудах определили правила нахлыста, действующие до сих пор. Они по праву считаются классиками нахлыстового спорта, и на их знания, проверенные практикой, опирается и современная литература. Для того времени характерно совершенствование нахлыстовой снасти, в особенности удилищ, шнуров и поводков. Начинается использование достижений науки, главным образом химии, и почти все отрасли промышленности участвуют в изготовлении рыболовных принадлежностей. Эти тенденции сохранились и после второй мировой войны, а современное совершенство лесок, шнуров и удилищ из стеклопластика или материала с углеродным волокном свидетельствует о том, что развитие непрерывно продолжается.
Однако мы все же предполагаем, что для читателя-нахлыстовика будет более интересно узнать, как совершенствуется система и техника мушек и способы ловли на мушку.

Читайте также:  Мокрая мушка с телом из шелка: техника вязания и материалы необходимые для изготовления

Развитие ловли рыбы на мокрую мушку (Wet Fly)

Остальные европейские государства, особенно Германия и Франция, ориентировались в том же направлении, и для этого периода современная литература создала понятие „классическая шотландская школа”.
Позднее, когда произошло развитие ловли на сухую мушку, ловля рыбы на мокрую мушку начала отступать на второй план. И в такой классической стране, какой является Англия, она снова оживилась лишь после 1900 года, когда начал описывать свой опыт Г. Э. М. Скьюэс. Его книга „The Way of a Trout with a Fly”, изданная в 1910 г., ознаменовала возврат к технике ловли на мокрую мушку и к установлению „равноправия” способов ловли на сухую и мокрую мушку.
Скьюэс по-новому взглянул на ловлю на мокрую мушку, он перестал использовать образцы мушек, имитировавших мертвое насекомое, и обратил внимание на стадии развития насекомых, введя имитации личинок, нимф и субимаго. В результате этого он помог создать новую энтомологическую систему для ловли на мушку и стал основателем так называемой современной школы нахлыста.

Развитие ловли рыбы на нимф (Nymph fishing)

В период ренессанса ловли на мокрую мушку наступил и размах ловли на нимф. Стимулом к этому послужила книга Г. Э. М. Скьюэса „Minor Tactics of the Chalk Streams” (1910) и уже упоминавшаяся книга. Скьюэс уже тогда использовал совершенные научные способы исследования. В избранных типичных водных угодьях он наблюдал за питанием рыбы и определил, что в чистых реках, протекающих через меловые утесы, главным компонентом пищи лососевых рыб служат разные стадии развития поденок, вислокрылых, ручейников и друкрылых. Скьюэсу мы обязаны тем, что в классической английской литературе до настоящего времени используется для наименования живого насекомого прямо название искусственной мушки, а не энтомологический термин.
С тех пор ловля на нимфу используется так же часто, как и ловля на мокрую мушку. Были разработаны новые технические приемы вязки таких мушек, к этому были приспособлены и техника ловли, и оснастка. В качестве примера может служить быстро погружающийся шнур.

Развитие ловли рыбы на сухую мушку (Dry Fly)

Было бы неправильным думать, что предшествующие поколения нахлыстовиков не обращали внимания на насекомых, летающих над водной гладью, которые откладывают яйца и плавают на поверхности воды в период массового роения. Определенные попытки имитировать такие стадии развития насекомых в виде сухой мушку были и в далеком прошлом, но массивные крючки и материалы для вязки тельца, поглощавшие воду, не позволяли их более широкого использования. Например, в 1651 году Томас Баркер издал книгу „The Art of Angling”, где описаны мушки для сухого и мокрого способа ловли и даже мушки, разделяющиеся на:

  • бескрылые: Hackles, Palmers, Spiders;
  • крылатые: Winged Flies.

В 1659 году он издал расширенный труд под названием „Delight, or The Art of Angling”. Однако из-за технических недостатков используемого материала ловля на сухую мушку еще не получила массового распространения.
Промышленное изготовление рыболовных принадлежностей началось примерно в 1850 году. Уже в 1856 году некоторые фабрики начали выпускать искусственные мушки, что вело не только к существенному расширению образцов и типов, но и к исследованию волокон, крючков, шнуров и поводков. Одновременно с этой тенденцией возникла и необходимость навести определенный порядок в множестве предлагаемых мушек, единое наименование и устранить синонимы. Эту заслуживающую признания работу выполнил в 1863 году Альфред Роналдс в труде „The Fly Fisherman’s Entomology”. Он описал 47 видов известных насекомых и одновременно привел искусственные мушки, имитирующие их. Все остальные мушки, у которых ему не удалось найти никакого сходства с живыми насекомыми, он просто исключил из своего списка. Однако эти мушки все же сохранились и используются до сих пор, в особенности образцы Стюарта и Френсиса.
На труд Роналдса особенно в области поденок, опирался другой известный английский автор Э. Ф. Гиббон. В 1865 году он издал книгу „A Handbook of Angling”, в которой начал использовать название „Ephemera”. Под этим именем он прославился среди рыболовов во всем мире и заслужил репутацию крупнейшего пропагандиста искусственных мушек, имитирующих поденок. Упомянутые работы на основании исследований дополнил А. Э. Итон (1883-1888).
Выдающейся личностью в Англии в конце 18 века был Джеймс Огден, который занимался ловлей на сухую мушку и изготовлением искусственных мушек. В 1879 году вышла его классическая работа „Ogden on Fly Tying”.
Кульминацией этого периода были труды всей жизни Фредерика Халфорда. В 1886 году он издал книгу „Floating lies and how to dress them”, в которой рассматривал ловлю рыбы на сухую мушку. Халфорд вызвал полный переворот в способах ловли и даже такая консервативная страна, как Англия, отошла от принципа классической „шотландской школы” и в ней началось бурное развитие сухих мушек. В течение короткого времени появилось несколько сотен новых образцов мушек на маленьких крючках с совершенной отделкой материалов и замечательным сходством с живыми образцами. Халфорд написал еще несколько специальных книг и статей, к основным его трудам до сих пор относят „Dry Fly Fishing in theory and practice” (1889), „Dry Fly Entomology” (1897) и „The Modern development of the Dry Fly” (1910).
В этой связи интересно проследить развитие ловли рыбы на искусственную мушку в остальной части Европы и в Америке. И хотя английские школы считались классическими, все же не все их модные тенденции находили применение так же легко, как в стране их возникновения. Примером служит развитие ловли на искусственную мушку в Германии и в Чехословакии, где сухие мушки признавались очень медленно.
Типичными представителями упомянутого периода являются Макс Фон Ден Борн и д-р Карл Хайнц. Оба занимались рыболовством в широком масштабе, но основой их работы уже был научный эксперимент и его общение в практике. Их труды „Taschenbuch der Angelfischerei” (борн) и „Der Angelsport im SuBwasser” (Хайнц) были изданы несколько раз и стали классической литературой в области нахлыста. Врожденное чувство добросовестности в исследовании помешало им поставить определенный способ ловли рыбы на искусственную мушку на первое место, поэтому они описали все основные виды ловли без какого-либо предпочтения.
На развитие нахлыста в Германии значительное влияние оказал и Джон Хоррокс, англичанин, живший в Германии свыше тридцати лет. Он был отличным нахлыстовиком и в 1876 году издал первую немецкую книгу о ловле рыбы на мушку „Die Kunst der Fliegenfischerei auf Forellen und Aeschen in Deutschland und Oesterreich”, в которой приводит 47 мушек Роналдса.
В Новом свете, как тогда называлась Северная Америка, развивались все способы ловли, естественно, соседствуя друг с другом, а кроме того здесь возникали и новые, более подходящие для данных условий образцы искусственных мушек.
Если современники Фредерика Халфорда думали, что на его работе закончились все стремления изготовить совершенную сухую мушку, то они ошиблись. Развитие продолжалось дальше. Исследования в области оптики, проведенные Борном и Хайнцем, привели английского ученого И. У. Данни к способу имитации прозрачности тельца насекомого и его книга „The Natural Trout Fly and its Imitation” стала уникальной. И хотя технология изготовления таких мушек очень сложна, все-таки они используются до сих пор и относятся к самым совершенным. Если представить себе, что их изготавливали еще в 1924 году, то нужно действительно высоко оценивать вклад научной работы в развитие практического рыболовства.
Дальнейшее развитие нахлыста можно охарактеризовать многими экспериментами, причем не только в области теории, но и в практической области. Рыболовы, ученые и производственные фирмы совершенствовали искусственные мушки, материалы, из которых изготавливаются мушки, а также крючки. В этом направлении выдающихся успехов добился английский изготовитель мушек Дж. Харди. Он выпустил на рынок мушки, которые на поверхность воды опускаются настолько легко, что получили имя „планерные”. Харди добился усовершенствования их полета за счет вязки двойных ножек. Аналогично решал свои мушки и д-р Баигент. Он назвал их „Refrac-ta”. Мушки отличаются фантастическими формами и красками.

Формы мушек зависят и от конструкции крючков. Известны, например, мушки „Аэро”, ножки которых расположены горизонтально и позволяют им отлично плавать. Наряду с английскими фирмами и частными изготовителями мушек в мире начала приобретать известность и французская фирма „Мартин”, „Parachut Fly” которой известны до сих пор. И хотя исследования действительно обширны и в них участвуют многие выдающиеся личности, однако все же доминирует старая истина, что основой практического нахлыста является энтомологическая система.
В настоящее время развитие ловли рыбы на искусственную мушку подчиняется работе научных коллективов в различных специализированных фермах в мире. Исследования охватывают не только конструкцию новых материалов для изготовления удилищ, шнуров, лесок, крючков и мушек, но и различные, кажущиеся второстепенными проблемы. В результате этого нахлыстовики получат новые, весьма действенные приспособления, например, поляризационные очки, концевые ушки и др. Предложения этих фирм очень разнообразны; существует много каталогов, что делает ловлю на искусственную мушку еще более привлекательной и успешной. Из социалистических стран на чехословацкий рынок попадает очень мало своих изделий. Стоит упомянуть лишь изделия фирмы ГДР „Germina”, главным образом удилища для соревнований и леска марки „Леска”. Было бы желательно, если бы на рынке ЧСФР появились крючки с ушком из СССР. Их типовой состав и качество могли бы заполнить недостаток на рынке в Чехословакии. Из капиталистических стран в Чехословакию импортируются товары многих фирм, среди них доминирует – и в ассортименте для нахлыста – фирма Норрис-Шекспир, которая поставляет в основном лески, шнуры, катушки, конические поводки и удилища различных типов. Из Швеции в ЧСФР экспортирует свои изделия фирма ABU, в основном лески, удилища из стеклопластика и материала с углеродным волокном, шнуры отличного качества. Норвегию на чехословацком рынке представляет фирма Mustad & Sonn, которая экспортирует крючки нахлыстовые, отличного качества, но к сожалению, их всегда нехватает. Из остальных фирм следует упомянуть классическую английскую фирму Hardy, которая изготавливает все принадлежности лова нахлыста и широкий ассортимент дополнительной оснастки. Хорошей репутацией пользуются фирмы Mitchel, Martin и Dam, которые также выпускают широкий ассортимент рыболовных принадлежностей. Изготовлением мушек известна английская фирма Halford и салон Madame de Chamberet для вязки мушек, которые больше всего экспериментируют с материалом и формой нахлыстовых крючков. Разумеется, существует много других изготовителей нахлыстовой снасти в мире, о которых мы не упоминаем, поскольку они не имеют для нас значения.

История развития нахлыстовой рыбалки на территории России

Рыбная ловля издревле была одним из способов выживания человека, наряду с охотой и собирательством плодов, ягод и злаков. За 30 тысяч лет способы ловли и инструменты для рыбалки претерпели изменения в качестве изготовления и надёжности, но принцип остаётся прежним – необходимо найти рыбу, зафиксировать её с помощью различных приспособлений (или умертвить) и извлечь из воды.

Основные этапы развития рыбной ловли:

  • Ловля рыбы с помощью метания тяжёлых предметов, камней или деревянных дубин. Рыба оглушалась или умерщвлялась, затем извлекалась из воды;
  • Ловля острогой. Рыбы на мелководье пронзалась заострёнными палками;
  • Обмеление водоёмов. Рыба загонялась в заранее подготовленную запруду, затем преграждался выход, а из запруды спускалась вода;
  • Ловля сетью. Ещё до изобретения верёвок и ниток, сети плелись из лиан, тонких веток, побегов бамбука. Зачастую такие сети напоминали корзины, тем не менее, это были эффективные орудия лова;
  • Ловля на крючок. Изначально рыболовные крючки изготавливались из костей животных или камней, и закреплялись на конце тонкой палки. Затем стали применяться лианы, сплетённый конский волос и шелковые нити.

Большинство перечисленных способов ловли применяется и сегодня, только орудия лова стали более совершенными. Да и не занимается современный рыбак их изготовлением, купить любые рыболовные снасти в этом интернет-магазине можно не выходя из дому. Но доступность орудий рыболовства отнюдь не делает рыбалку менее интересной. Этот популярный вид отдыха уже возведён в ранг спортивных соревнований. Существуют такие разновидности рыбалки, как промышленная, любительская и спортивная.

Любительская ловля рыбы:

Основной доступный простому человеку вид рыбалки. Со времён неконтролируемой ловли рыбы десятки тысяч лет назад, любительский лов рыбы претерпел изменения, и сегодня жёстко регламентирован законодательством. Орудия лова стали настолько совершенны, что шансов уйти от современного рыбака, у рыбы практически нет.

Раньше, для того чтобы поймать рыбу, человек вынужден был тратить огромное количество времени и сил. Необходимо было изготовить снасть, или сплести сеть. Снасти обрывались, рвались, рыбак просто физически не мог нанести существенного вреда популяции рыбы. Сегодня, с появлением современных технологий и доступности снаряжения, рыбалка превратилась в массовое увлечение.

Судите сами – ещё пятьдесят лет назад, ловля щуки на блесну была занятием, чуть ли не для элиты рыболовов профессионалов. Инерционные катушки, в которых запутывалась леска, тяжёлые дорогие блёсны, отрывающиеся даже под собственным весом, неуклюжие бамбуковые удилища. А сегодня можно купить современный лёгкий спиннинг для джига, к нему пару десятков грузил с крючком и пригоршню силиконовых рыбок-приманок всех цветов и размеров. Таскание хищной рыбы из водоёма с помощью таких снастей не требует серьёзных усилий.

Простота рыбалки привела к тому, что человек стал вылавливать рыбу быстрее, чем она естественным образом восстанавливалась. Поэтому помимо введения норм и правил рыболовства, появилась спортивная рыбалка, как способ активного отдыха.

Спортивная рыбалка:

Так же, как и рыбная ловля для выживания, спортивная рыбалка появилась достаточно давно. Первым упоминанием о рыбалке, как о виде спорта, является «Трактат о рыбной ловле с использованием крючка» 1496 года. С тех пор менялись правила, совершенствовались спортивные снасти, неизменным оставался лишь принцип этого вида рыбалки – минимальный вред природе. Рыба, пойманная «на результат», после обмера и взвешивания, как правило, выпускается обратно в водоём.

Таким образом, рыбаки спортсмены, которые с помощью современных снастей могут выловить огромное количество рыбы, практически не наносят ущерба популяции. То есть человек, изначально поставив рыбу на грань выживания, затем мудро уравнял шансы охотника и жертвы.

Если Вам понравился данный материал, пожалуйста, посоветуйте его своим друзьям в социальных сервисах с помощью кнопок социального обмена. При копировании материала на другие сайты ссылка на наш сайт как источник обязательна! Даже в сети можно и нужно оставаться вежливыми людьми. Для того чтобы следить за обновлениями нашего сайта и появлением на нем новых интересных материалов советуем Вам зарегистрироваться или же просто подписаться на обновления по e-mail или RSS. Ну и, конечно же, не забываем комментировать. Мы рады видеть Вас на нашем информационно-развлекательном портале о рыбалке и всем, что с ней связано megaribolov.ru! Спасибо за внимание!

У Вас недостаточно прав для написания комментариев. Пожалуйста, зарегистрируйтесь на Портале или войдите в свой аккаунт.

Ссылка на основную публикацию